Поморы

  • Поморы
Поморы - название и самоназвание потомков древних русских поселенцев, преимущественно из Новгородской земли, заселявших с 12 по начало 18 вв. юго запад и юго восток побережья Белого моря.

В северо-восточной части Республики Карелия расположен Беломорский район. Граница района на востоке проходит по Белому морю. Расположенные в устьях многочисленных рек, впадающих в Белое море, населенные пункты — город Беломорск, села Сумский Посад, Шуерецкое, Нюхча и другие — имеют многовековую историю.

Еще до славян на Русский Север переселились из Приуралья и Волго-Окского междуречья финно-угорские народы (для новгородцев собирательное название этих народов — чудь заволоцкая); емь — на берега рек Вага, Емца и примыкающей к ним части Северной Двины; пинь — на берега Пинеги; весь (вепсы) — на южное побережье Онежского озера; мень («чудь белоглазая») — в низовья Северной Двины, на берега реки Мезень и восточные берега Белого моря; югра — в дельту Северной Двины; саамы — на берега озер Карелии и северо-западное побережье Белого моря. Часть теснимых новгородцами- ушкуйниками народов чуди заволоцкой переселилась соответственно: емь — в Финляндию, пинь — на приток Мезени — Вашку, мень — на реку Ижма (ижемцы и теперь отличаются от коми-зырян). Ассимиляция славян и вышеперечисленных народов произошла в Х-ХVI веках.

Более 5000 лет назад первыми после схода ледника Поморье заселили саамы (лопари, по-шведски — финны). Вероятно, это их предки оставили наскальные рисунки животных и быта людей каменного века на восточном берегу Онежского озера, на берегах реки Выг, на западном берегу Белого моря и Кий- острове. На островах Белого моря сохранились их ритуальные каменные лабиринты. Первые славяне — жители Новгорода и северо-восточных княжеств появились на беломорских берегах еще в IX веке. С XIV в. письменные источники фиксируют на западном побережье Белого моря постоянные русские поселения, а сам край получает название «Поморье».

Постепенно в Поморье шло формирование особой группы русскоязычного населения. Русские, заселившие прибрежные территории, в отличие от жителей центральной России, практически не занимались земледелием. «Помор», «поморец» — так, начиная с XVI века, стали называть людей, живущих на западном побережье Белого моря и ведущих морское промысловое хозяйство.

Позднее они стали жить и у Баренцева моря. Сейчас обитают в прибрежных районах современных Архангельской и Мурманской областей. Продвигаясь вперед и обживая незнакомые земли, они ставили укрепленные погосты — городки с гарнизонами. Погост обычно становился административным центром окружающих деревень, возле него строили приходские церкви и создавали кладбища. Под защитой укрепленных поселений поморы строят ладейный флот. 

За несколько столетий присутствия на Белом море пришельцы из русских княжеств, смешиваясь с коренным населением, выстроили богатую, самобытную культуру, отражением которой стало восприятие себя (и, соответственно, восприятие их другими) как некоторой отдельной, своеобразной и самобытной группы. Уже в ХVII-ХVIII века принадлежащие к ней люди определялись в письменных документах этого времени как поморы или поморцы. 

С XIV века растущее Московское княжество начало вести энергичную и умную борьбу за присоединение поморских земель, особенно после неудачной попытки захватить Двинскую землю силой в 1397 году. Центром борьбы стало Белозерское княжество, попавшее в зависимость от Москвы еще при Иване Калите. В Белозерье начали строиться монастыри — в 1397 году Кириллов, в 1398 году — Ферапонтов, затем Воскресенский-Череповецкий и многие другие.

Монастыри, являясь верными проводниками политики московских князей и царей, были одновременно центрами просвещения, искусства и ремесел. Новгородцы создают монастыри Архангела Михаила (ныне Архангельск) в XII веке, затем Николо-Корельский в устье Двины (Северодвинск), Антониево-Сийский на Северной Двине возле каменной крепости Орлецы, Спасо-Прилуцкий (XIV век) в Вологде и другие. После захвата Великого Новгорода Иваном III Поморье стало государевой собственностью и было принуждено платить Московскому государству оброк деньгами и мехами. В конце XV века войска Ивана III завершили завоевание Русского Севера.

Культурные традиции и обычаи поморов

Контакты с Западом были для поморов с глубокой древности обычным делом. Вольно или невольно связи с западными странами, знание европейских порядков и общение с европейцами поддерживали демократические традиции и даже в какой-то мере обосновывали их существование. Издавна большую роль в духовной жизни играла близость Русского Севера к Скандинавским странам. Одним из самых ярких примеров взаимодействия поморов и Запада является соседство и сотрудничество двух народов — поморов и «норвегов» — на море. 

Поморы жили на традиционные промыслы. До сих пор на Белом море все повторяют фразу «море — наше поле». Быть помором — это значит жить и кормиться морем. Холодное и опасное море, однако оно позволяло жить, в течение веков развивались экономические и культурные отношения с соседними народами, прежде всего с Норвегией, лучшим доказательством чего пусть будет руссенорск — пиджин [упрощенный язык, который развивается как средство общения между двумя или более этническими группами], на котором поморы общались с норвежскими соседями. 

Совершенно уникальное особое отношение русских с Норвегией, казалось бы, основывалось на одних только различиях, так как «норвеги» не понимали необустроенности северорусского быта, иррациональности в поведении поморов во время бури на море (они старались, чтобы их выбросило на берег), поморы не торопились окружить свой северный разум европейским комфортом и поражали норвежцев своим отношением к земле и к вере. Поморы были странниками, а норвежцы — рациональными пользователями в море, однако не зря их стали называть «русскими Скандинавии»: «русофильство норвежцев, доходящее до их “русоподобия”, абсолютно созвучно встречному “норвегофильству” (норманнизму) русской души. …

Своеобразие северорусской морской культуры и заключалось в том, что в ней родовой образ матери сырой земли был перенесен на исходно чужую область пространства моря…»

Поморы издавна отличались особым религиозным чувством, совершенно отличным от крестьянского, — в них соединялись свободолюбие и смирение, мистицизм и практицизм, страсть к знаниям, западничество и стихийное чувство живой связи с Богом. Писатель Михаил Пришвин во время своего путешествия на Север с удивлением узнал, что «до сих пор еще русские моряки не считаются с научным описанием Северного Ледовитого океана. У них есть собственные лоции… описание лоции поморами почти художественное произведение. На одной стороне — рассудок, на другой — вера. Пока видны приметы на берегу, помор читает одну сторону книги; когда приметы исчезают, и шторм вот-вот разобьет судно, помор перевертывает страницы и обращается к Николаю Угоднику…». 

Поморьем в старину называлась не только узкая прибрежная полоса, но обширные территории: от Норвегии до Северного Урала, от арктических архипелагов до Вологды. 

«Море — наше поле», — говаривали поморы. На лов рыбы и за морским зверем местные жители на самодельных судах ходили на Мурман, Новую землю, достигали берегов Норвегии, останавливались на островах в Белом, Баренцевом и Карском морях. Тем самым поморы сыграли особую роль в освоении северных морских путей и развитии судостроения. «Вечными мореходами» метко окрестил их известный русский адмирал Литке.

Известные как покорители морей, удачливые промысловики, искусные судостроители, жители западного побережья Белого моря были и «торговыми людьми». На рынках Новгорода, Москвы, в портовых городах Норвегии и Швеции можно было встретить товары из Поморья: рыбу, соль, вываренную из морской воды, ценные моржовые клыки, слюду. Долгое время поселения на побережье являлись владениями Соловецкого монастыря, оказывавшего большое влияние на развитие края. Жизнь, связанная с морем, морскими промысловыми сезонами, наложила отпечаток на культуру поморов. Их жилые и хозяйственные постройки, одежда, хозяйственный календарь, обычаи, обряды и даже речь — все имеет свои особенности. 

Название "помор", "поморец" на Русском Севере, по имеющимся данным, впервые появилось в письменных источниках под 1526 годом, когда: "Поморцы с моря Окияна из Кондолакской губы просили вместе с лоплянами устройства церкви". С этого времени названия "поморцы", "поморский", "Поморье" постоянно фигурирует в актовых памятниках и сохранившихся писцовых книгах ХVI-XVIII вв., причем последние два наименования встречаются гораздо чаще, чем первое. 
В официальных документах слово "помор" употребляется в ХVI веке как самоназвание и как название. В качестве самоназвания им пользовались жители волостей Кандалакши и Керети: в составлении разных грамот в 1580-1581 годах подписывались: "поморец Кандалакшанин", "поморец Керецкой волости". 

Сложился здесь и своеобразный психологический тип человека — помора, привыкшего к суровым климатическим условиям, к изменчивому, таящему опасности морю. Смелость, предприимчивость, открытость поморов отмечали многие путешественники и исследователи. «Терский берег» — это традиционное название южного побережья Кольского полуострова. Постоянные промысловые рыболовецкие поселения русских поморов появились здесь в 14в. За столетия они создали своеобразную систему хозяйствования и взаимодействия с суровой природой Белого моря. Поморы — самобытная этническая группа. Многое в их традициях перекликается с обычаями соседних финно-угорских народов Севера — саамов и карелов.

Промысел поморов

Особенность промысла (морская охота и собирательство) позволила поморами использовать практически без изменений ландшафт, доставшийся в наследство от древних угро-финских народов. Одним из видов для многих поморских сел в начале века был тресковый, или иначе «мурманский», промысел. На него ходили поморы из многих прибрежных сел и деревень. Весной огромные косяки рыбы двигались с Атлантики на Мурман. Рыбный промысел возник на Мурмане в середине XVI века.

В начале сезона треску ловили у побережий полуострова Мотка, который получил новое название — Рыбачий. В июле-августе промысел перемещался на восток, к Териберке. Людей, занимавшихся рыбными и зверобойными промыслами на море, называли «промышленниками», независимо от того, кем они являлись: «хозяевами» (владельцами судов и станов) или их работниками. Промышленники, ходившие на Мурман, звались «мурманщиками». Завести промысловый стан на Мурмане могли лишь богатые поморы и монастыри. 

Название "помор", "поморец" на Русском Севере, по имеющимся данным, впервые появилось в письменных источниках под 1526 годом, когда: "Поморцы с моря Окияна из Кондолакской губы просили вместе с лоплянами устройства церкви". С этого времени названия "поморцы", "поморский",

"Поморье" постоянно фигурирует в актовых памятниках и сохранившихся писцовых книгах ХVI-XVIII вв., причем последние два наименования встречаются гораздо чаще, чем первое. Как название, его употребляют правительственные грамоты 1546-1556 гг. "...Что де Каргопольцы, и Онежане, и Турчасовцы, и Порожане, и Усть-Мошане... ездили к морю соли купити, да купив де у моря соль у поморцев да взять ее в Турчасово".

А вот выдержка еще из одной грамоты: "А нашим боярам новгородским и двинским в Усть Колские волости приказным и всяким поморским людям и корельским детям и лопарям... в тое их вотчины (Троицко-Печенского монастыря)... не вступатися". Из текста можно вывести, что имеются в виду жители Поморского берега, где действовали многочисленные варницы, во втором случае занимавшиеся морскими промыслами на западном берегу Кольского полуострова, в районе Кольской губы. 

Рядовые мурманщики все необходимое им получали от «хозяев» и работали на промыслах обычно за 1/12 часть стоимости добытой продукции. Отправлялись в путь в начале марта. Лов трески производился артелями. Четыре человека работали на судне — «шняке»; один (обычно подросток, у колян нередко женщина) трудился на берегу: варил пишу, очищал снасти от тины и готовил их к очередному запуску в море, заготовлял дрова. Для лова рыбы в море употреблялась очень длинная снасть (в несколько верст) — ярус. Это веревка со множеством ответвлений — бечевок с крючками на концах, на которые насаживалась приманка, чаще всего мойва.

Похожее по теме... Архипелаг ШпицбергенШпицберген - уникальное место на планете. Часто его называют архипелагом белых медведей, полярной пустыней, ничейной землей, ледниковым Эльдорадо…

Ярус вынимался на шняку через 6 или 12 часов после запуска, при отливе морской воды. На берегу рыба разделывалась; извлекалась печень для вытопки жира, остальные внутренности выбрасывались. Пока стояли холода, вся рыба шла на сушку — развешивалась на жердях, раскладывалась на камнях, а при потеплении — складывалась в скеи и посыпалась солью. Помимо мурманской трески, у берегов Белого моря традиционно добывалась сельдь «беломорка». Она активно использовалась поморами в собственном хозяйстве (в том числе и на корм скоту!), а также продавалась архангельским промышленникам. Отношение к воде у поморов было совершенно особым. 

Кроме Кандалакши и Керети "поморскими волостями" назывались Шуньгская волость — 1549 год. Кола и Ковда, Порья Губа — 1556 год, Умба — 1557 год, Кереть — 1581 год, Кемь, Сума, Варзуга и "иные поморские волости" Соловецкого монастыря, то есть волости, которые уже были во владении монастыря к концу ХVI века: Шуя, Сухой Наволок, Шижма, Вирма, Колежма, Нюхча, Унежма — 1591 год. В писцовых книгах 1574 — 1608 года проводится перепись становищ (изб) и их владельцев, промышлявших на западном и восточном побережьях Кольского полуострова: среди них, как я уже писал, "поморских волостей люди" промышляли. 

И не случайно — вся жизнь села зависела от лова семги и добычи жемчуга. Известно, что и семга и раковина жемчужница могут жить только в идеально чистой воде. Поэтому в интересах поморов было сохранять свою реку. Да и сейчас вода в ней удивительно прозрачна. В Варзуге рыбный промысел базировался на заходящей в реку семге, в Кашкаранцах — на сельди и треске. В Кузомени сосуществовали оба промысла. Из Кузомени и Кашкаранцев в некоторые годы ходили на торос — охотиться на морского зверя на льдах в окрестностях «горла» Белого моря.

Обычаи, связанные с промыслом и водой

Существовала своя очень сложная система лова, связанная с жизненными циклами семги, заходящей в Варзугу, морской рыбы и морского зверя. Обычай провожания реки во время ледохода, слова при переходе через ручей, благодарственные кресты за жемчуг, поклонение родникам и многие другие обычаи свидетельствуют об этом «культе воды». Воде поклонялись, вода кормила и лечила… Так, к примеру, уже традиция не бросать мусор ни в реку, ни в море. К местам лова также относились особо. На каждой тоне — избушка на море или реке, где летом жила и промышляла семья или несколько семей — стоял крест «на добычу» — чтобы лучше рыба ловилась. 

Характерная черта поморского религиозного менталитета – сочетание религиозного свободомыслия с крайним суеверием. У поморов сложилась особая духовная культура, впитавшая традиции северорусской культуры, сформировался язык с сильными диалектными особенностями, прежде всего в области промыслово-морской лексики и русско-финно-угорского, русско-норвежского жаргонов.

Традиционные комплекты одежды поморов, будничной и праздничной (обрядовой), состояли из стана (рубахи) с сарафаном для женщин и из рубахи с портами (подштанниками) для мужчин. Женский комплект разнообразили головные уборы – кокошники, повойники. В мужских промысловых комплектах было много заимствований у аборигенов, например, куколь. 

Проходящий мимо обязательно молился. Во время летнего промысла, когда на тоне «сидели» семьями, любого прохожего встречали хозяйки и кормили до отвала. Угостить случайного человека — благо, это было не только проявлением гостеприимства, но и заклинанием удачи, достатка. Тоня — место святое, приходить надо туда с чистой душой. Гости говорили в сенях: «Господи, благослови!» Им отвечали: «Аминь!» И только тогда следовало входить. Специальные обряды посвящены уходу охотников на опасный зверобойный промысел.

В церкви заказывали молебен «за здравие», пекли и давали с собой специальную пищу «ужну» и «тещник». Наличие особого названия и связь его с родовыми традициями («тещник» пекла теща) скорее всего, свидетельствует о придаваемом этой пище ритуальном смысле. Воспоминания о зверобойном промысле сохранились в колыбельных: котику за баюканье младенца обещают «белого белечка на шапочку, кунжуевое яичко на игрушечку». Кунжуем называли морского зверя, а белечком детеныша тюленя. 

Голландский мореплаватель Виллем Баренц в ходе своей третей экспедиции в поисках северного морского пути в Индию, в 1596 году наткнулся на не нанесенный на карту остров, который из-за своего остроконечного ландшафта назвал Шпицбергеном. Так на европейских картах появился остров Шпицберген, однако за сотни лет до именитого голландца, он был известен русским поморам, в летописях избы и гавань у западного берега назывались Старостинскими, по имени собственника - выходца из Новгорода крестьянина А.Т.Старостина. 

Самые яркие и выразительные рассказы посвящены Собачьему ручью в Варзуге. Издавна он пользовался большой популярностью среди жителей Терского берега. Находится он приблизительно в трех километрах от Варзуги. Интересно, что система поклонения роднику очень похожа на обряды в марийских языческих молельных рощах. Примерно за километр от Собачьего ручья до сих пор нельзя разговаривать и смеяться, ходить туда можно только в первой половине дня…

Дорога на родник ухоженная, через лесные речки перекинуты мостики, то есть за состоянием источника следят. Считается неприличным ходить туда большими толпами, и группа должна состоять не более чем из двух-трех человек. Сам родник представляет собой небольшое озерцо с подводными ключами. Перед ним небольшой деревянный настил, чтобы удобно было зачерпывать воду. 

Падение Новгородской республики в XVI в. привело к тому, что весьма существенно изменился характер социальных отношений в поморской среде. Если до этого колонисты заселявшие Поморье были, как правило, людьми боярскими и всю прибавочную стоимость отсылали в Новгород, то с захватом Новгорода Москвой, московские власти борясь против могущественных новгородских боярских кланов, уравняли жителей Поморья превратив их всех в крестьян. Так благодаря московскому захвату Новгорода у поморов начала формироваться одна из особенностей поморского менталитета - крестьянская демократия. 

Рядом стоит крест исцелившихся (человек обещал поставить крест в случае выздоровления) и подставка с висящими на ней ковшами. Интересно, что источник выполняет также гадательную функцию. По тому, как сильно бьют родники, пришедший узнавал о своем здоровье и здоровье своих близких. Ключи были во всех деревнях. Раньше у только с родника пили. Из колодца стирать брали. Старики не пьют и сейчас из колодцев. Был обычай, как ледоход начинается, выходить на берег — из ружей палить. В нерест покой семги оберегали. Когда рыба на нерест шла, уключины у лодки тряпицей обворачивали, чтобы рыбу не пугать. Летом старались не охотиться, берегли до времени, когда подрастут.

Ладьи поморов

Как уже говорилось вся культура поморов связана с морем. Поморы строили судна. Ладьи — морские и речные суда Древней Руси — упоминаются в летописях наряду с кораблями. Славянские ладьи достигали в длину двадцати, а в ширину трех метров. Управляли ладьей при помощи одного весла, расположенного по борту в корме. Изредка использовали парус. «Набойные» ладьи отличались малым весом и осадкой, допускающей прохождение через пороги. Для протаскивания через волоки ладьи снабжались катками и колесами. 

В поисках новых земель для промысла поморы за сотни лет до европейских "первооткрывателей" вроде В.Баренца, исследовали берега и острова Ледовитого океана, они составляли карты побережья, прекрасно ориентируясь по звездам и солнцу. Созвездие большой медведицы они называли "Лосем" Орион – «Коромыслом» или «Граблями», Плеяды – «Утиным гнездом».

На безлюдных островах они устанавливали большие кресты, видимые с моря, их поперечины были ориентированы строго с севера на юг и они служили своеобразными маяками русским мореходам. Кроме того активно пользовались рукописными лоциями(словесное описание берегов для ориентирования с моря). Однако все их "чертежи"(так поморы называли свои карты), оказались вне внимания европейских картографов, и потому первенство в открытии северных земель европейцы присвоили себе. 

На сохранившейся с начала IX века фреске запечатлена русская ладья, движущаяся на колесах при развернутом парусе. «Воистину и посуху и по морю». Северные ладьи несколько отличались от восточных. Изначально поморы строили два вида ладей: «заморскую» — торговую, на которой совершались дальние плавания на Балтику и в Северное море, и «обыкновенную» — для плавания в Белом море. Оба типа судов были плоскодонные, но отличались размерами и обводами корпуса, а также парусным вооружением.

«Обыкновенные» ладьи строились, как и восточные, из цельного ствола дерева и наращивались бортами, но от восточных отличались тем, что имели сплошную палубу, не допускающую воду внутрь судна. Малая осадка позволяла близко подходить к неисследованным берегам. При плавании во льдах они не нуждались в специальных гаванях, чтобы укрыться от шторма или перезимовать. При тяжелых обстоятельствах поморы вытаскивали ладьи на лед или на берег. «Заморские» ладьи в XIII — XV веках достигали в длину двадцати пяти и в ширину восьми метров.

Панка - одна из редких деревянных кукол русских поморов. Вырезанная из цельного куска дерева, статичная мрачноватая и выразительная фигурка, напоминающая языческих идолов, своим происхождением связана с дохристианскими верованиями древних славян. В северных русских деревнях панка сохранилась до начала XX века уже как детская игровая кукла.

Жилище поморов

Рассмотрим, какие были дома поморов на примере усадьбы обыкновенного крестьянина: дом-двор Третьякова из деревни Гарь, XIX век. В таких домах жилая часть очень маленькая. Как правило, одна большая комната, в которой находится печка, а оттуда проход на «кухню». В одной комнате и ели, и спали, и гостей принимали. Спали обычно на скамейке, которая находится практически по всему периметру комнаты. Реже — на печке, когда не топили. Дело в том, что дым при топке большой глинобитной печи поднимался под высокий сводчатый потолок, опускался на полки-воронцы, идущие по периметру всей избы, а затем вытягивался через резной дымарь на крыше.

 

Долгие зимовки, часто полуголодные, как следствие цинга, делали жизнь ватаги поморов тяжелой и потому, для того чтобы снять стресс, старались брать с собой сказителя, который при свете масляной лампады рассказывал старины(вид былин), развлекая таким образом своих товарищей по артели, не давая унынию захватить сердца коллег. Эти люди знали наизусть тысячи текстов, и еще в начале двадцатого века их можно было встретить в Архангельске. Именно поморским устным творчеством вдохновлялись такие русские писатели как Боррис Щергин и Степан Писахов, сохранившие частички той великой устной культуры которую мы во-многом утеряли в современности. 

Это называется топить по — черному, поэтому и изба называется черная или курная. Дома были с очень узкими окнами. Это делалось для того, чтобы не было холодно. В такие узкие окна вставляли куски прозрачного льда. Он подтаивал и образовывал прочное соединение с бревнами. Передняя, жилая часть дома на высоком подклете соединена сенями с массивным двухэтажным двором. На первом этаже находился хлев для скота, а на втором хранили сено, хозяйственный инвентарь, пряли пряжу, шили одежду, мололи зерно. Напротив дома находится амбар, построенный, как и дом, без гвоздей. Во входной двери прорезано отверстие специально для кошки: чтобы беспрепятственно могла зайти — мышей ловить. 

Жизненный уклад, традиции этого морского народа, своеобразны и весьма любопытны. В традициях поморов было использовать для своих хозяйственных нужд подручные природные материалы, прежде всего дерево. Поморский мир едва ли не полностью был лишен металлических изделий. Скажем, знаменитая Успенская церковь XVII века в Варзуге сработана мастером Клементом без единого гвоздя, без единой железной скобы.

Топонимы Поморья

В Поморье встречается очень много топонимов, обязанных своему образованию именно поморам. Рассмотрим некоторые из них. На мысе Будрач в Кандалакшской губе и сейчас растет плющевидное растение, именуемое у поморов будра. Хибинские тундры в XVII веке назывались Будринскими, вероятно по этому растению. Один из мысов в Внте-губе озера Большая Имандра назван Риснярк, по- русски — Вичаный наволок (от русского слова вица). В бассейне того же озера находится река Рисйок, название ее переводится на русский язык как Вичаная. 

Первые плавания поморы совершали вдоль берегов. В лоции они записывали подходящие для стоянок бухты и другие приметные места, сведения о течениях и ветрах, состоянии льдов. В конце концов, обогнув Кольский полуостров, русские мореходы добрались до северных берегов Скандинавии. Довольно далеко от них, еще севернее, лежали острова архипелага Шпицберген, но и сюда во второй половине XV в. поморы разведали путь, отважившись на плавание среди льдов.

На скалистых берегах Шпицбергена, изрезанных фьордами и большей частью покрытых ледниками, они не раз оставались на зимовки, дожидаясь благоприятных условий для возвращения на родину с промысловой добычей. Сами поморы называли Шпицберген Грумантом. Уже в XX в. археологи обнаружили на этих полярных островах следы поморских домов и деревянные предметы, на которых вырезаны имена поморов-первопроходцев.

На южном берегу Мотовского залива есть небольшая губка Вичаны. Но о чем говорит это название? Вероятно, в этой губке должны быть какие-то заросли, которые поморы бы назвали Вичаны. В старые времена доски в корпусах поморских судов соединяли не гвоздями, а сшивали вицами — обработанными корнями можжевельника (для «шитья» крупных лодей применяли вицы из стволов молодых елочек высотой до двух метров, но такие лодьи шили на крупных верфях, подобных Соловецкой).

Теперь ясно происхождение названий Вичаный наволок, губка Вичаны, а также и Вичаное озерко, и Вичаный ручей. Можжевельник поморы называли вереском. Девять топонимов запечатлели этот кустарник. Названия, содержащие в своей основе слово верес, указывают, что около рек и озер, на наволоках и островах, в губах растет хороший материал для постройки судов: у Колвицкого озера находятся Верес-губа, Верес-тундра, Верес-наволок; Вересовая губа — заливчик на реке Туломе; на берегу озера Гремяхи между реками Туломой и Колой стоит гора Вересуайв — Вересовая вершина. Заметили поморы, что особенно хорошая малина созревает на склонах одной из варак вблизи Колвицкой губы в Кандалакшском заливе — и назвали эту вараку Малиновая горка. Богатое морошкой болото стало Морошечным. 

Несмотря на почти четырёхсотлетний интерес поморов к о. Новая Земля, российское государство обратило свой взор на архипелаг только в последней трети XIX века. Что же побудило русское правительство начать колонизацию отдалённых арктических островов? В первую очередь, необходимо было обеспечить безопасность мореплавания в прибрежных водах. Соответственно, высокие чины во флоте задумались о строительстве спасательной станции.

У отечественных промышленников возник интерес к промысловым ресурсам архипелага. Государственные же умы были озадачены другой проблемой: в ходе норвежской полярной экспансии возникла реальная угроза потерять контроль над Новой Землей (как это произошло позже со Шпицбергеном). Во избежание этого было принято решение создать постоянные поселения на архипелаге, организовать крейсерскую охрану территориальных вод и наладить регулярное судоходное сообщение островных поселений с материком. 

И топонимика Кольского полуострова имеет числовые названия. Если плыть на лодке от села Кандалакши в сторону Проливов, то как раз на полпути встретятся две луды — Большая и Малая Половинницы. Топоним Половинницы (изредка эти луды называют так), подобно дорожному знаку, оповещал поморов, что пройдено полпути. И это было особенно важно, когда основным движителем карбаса и лодки было весло, а при попутном ветре — парус. Значение топонима хорошо поймет тот, кому хоть раз приходилось идти на веслах против ветра километров двадцать.

Половинная гора, стоящая на левом берегу реки Вороньей, Половинный ручей — приток Чаваньги, Половинное озеро из системы реки Варзуги, вероятно, получили названия аналогично лудам Половинницам: располагались они на половине определенного пути первоназывателей. Числительное один встречается в составе топонимов довольно редко (да и то не в чистом виде). В качестве примера можно привести название тони Одинчаха около Кандалакши. Рассказывают, что на этой тоне только первый замет был с хорошим уловом, а при повторных заметах невод приходил пустым. Таким образом, топоним предупреждал: мечи невод один раз, а если хочешь еще раз поймать рыбу — подожди.

А может быть, причина появления топонима кроется и не в этом. На дне губки Одинчиха находится несколько крупных камней, которые поморы называли одинцами. Возможно, по этим камням и дано название губке. И топоним является, как бы предостережением: невод мог зацепиться за камни — одинцы. Река Чуда, впадающая в озеро Умбозеро, вытекает из каскада озер, носящих названия — Первое, Второе и Третье Чуда, или Чудозеро. В Иокангском заливе два острова носят названия — Первый Осушной и Второй Осушной (словом осушной поморы обозначали острова, соединяющиеся с материком при отливах). 

Советская власть выбрала Поморье как место репрессий. На Соловецких островах был основан первый лагерь ГУЛАГа, вскоре последовала стройка Беломорканала, которая стоила жизни тысячам заключенных. Поморов постигла та же участь, что и других жителей страны — репрессии, коллективизация, которая шла вопреки традиционному образу жизни, основанному на личном труде и личной ответственности. Были созданы колхозы — как рыболовные, так и сельскохозяйственные, и последние — часто вопреки природе. Потом пришла война. После развала Советского Союза воссоздать традиционные виды жизнедеятельности поморов более чем сложно, время уже не то. 

Разные сведения о жизни поморов доносит до нас большая группа топонимов, в основу которых входит слово крест. За каждым из них стоят какие-то события, трагические или радостные: обеты, данные в трудный час жизни. Крест обычно рубили из бревен, а при установке ориентировали строго по сторонам света, независимо от того, был ли это крест по обету или просто мореходный знак. Крест располагали так, чтобы молившийся, став лицом к надписи на кресте, тем самым обращался лицом к востоку, а концы перекладины креста указывали направление севера и юга.

Петр I в одном из путешествий по Белому морю (1684 г.) по пути в Соловецкий монастырь попал в сильную бурю. Корабль так трепало, что уже все находившиеся на нем считали себя погибшими. Только умение и сноровка помора- лоцмана спасли корабль. Петр, в благодарность, одарил лоцмана и собственноручно срубил крест и поставил его. В это же время Петр I срубил крест и в Соловках по случаю удачного прибытия. Возьмут поморы необычно богатый улов, чудом уцелеют в бурю — ив благодарность Николаю Чудотворцу ставят крест. 

Была бы рыба, а хлеб будет - пословица, говорящая сразу ВСЁ 

Кресты по обетам устанавливали или в том месте, около которого произошло событие, или в другом, но с таким расчетом, чтобы его видели все. Так появились кресты на вершинах гор, на лудах и островах, подчас безымянных. А с появлением креста гора, остров, губка становились Крестовыми. Так получила название одна из высоких гор напротив Кандалакши. Действительно, эта Крестовая гора видна хорошо со всех сторон: с моря, с окружающих гор, из Кандалакши. Крестовые названия можно встретить как по побережью полуострова, так и внутри его. Например, саамское название перешейка в Экостровской Имандре Рысткуцкет в переводе на русский язык означает Крестовый перешеек.

Встречается несколько видов топонимов с основой крест. Есть и Крестовые острова, и Крестовая тундра, и Крестовая губа, и несколько Крестовых мысов, и Крестовский ручей, и Крестовская гора. Интересно название мыса, лежащего между Нокуевским заливом и губой Савиха недалеко от мыса Взглавье. Называется он Ивановы Кресты. Крестов на этом мысу нет и в помине. Ф.П.Литке, описывая Лапландский берег в 1822-1823 годах, уже не застал их. Однако топоним свидетельствует о том, что кресты здесь были, и Литке подтверждает, что «раньше здесь стояло множество крестов».

В писцовых книгах Алай Михалков подробнейшим образом описывал все угодья, тони, покосы, реки, речки и ручьи. В описи Печенгской губы он сообщает, что «на реке на Княжой… бобры бьют». В перечне тонь Печенгского погоста упоминается Княж-озеро. В озере Экостровская Имандра одна из губ называется Княжой губой, а по ней — Княжий (Княжой) наволок. Пролив, соединяющий озеро Бабинская Имандра с озером Экостровская Имандра, опять носит название Княжая салма. В озеро Бабинская Имандра впадает ручей Конгасыуй — по-русски Княжий ручей. 

Самый известный помор - М. Ломоносов.

М.В. Ломоносов родился на далеком севере, в деревне Денисовка Архангельской губ., в 1711 г. Денисовка лежала на Северной Двине, против г. Холмогор, недалеко от Архангельска.
Отец Ломоносова был зажиточным помором и занимался, главным образом, рыбными промыслами в Северной Двине и Белом море.
До 10 лет Ломоносов воспитывался в деревне.
Позже отец стал брать его с собой на рыбные промыслы. Много узнал впечатлительный мальчик во время своих странствований по морю. Ездил он до 19-летнего возраста. Зимой в связи с делами отца Ломоносов ознакомился с рядом ремесел на верфях Северной Двины и изучил соляное дело на поморских солеварнях Белого моря. Осенью возвращаясь с промыслов, все свободное время он отдавал книгам. 

 В какой-то степени происхождение всех перечисленных названий зависит от слова князь. То ли в этих местах были промысловые угодья, принадлежащие какому-то князю, то ли он посещал эти места. И вовсе не обязательно этот человек должен быть князем, важно, что он был из «господ», обладал богатством и имел дружину. О происхождении названия Княжая губа в Кандалакшском заливе сохранилось старинное сказание, записанное в 1565 году голландским купцом Салингеном.

Согласно сказанию, шведы, пришедшие в Белое море, были вынуждены скрываться от русских на острове Кузове в Кемской губе в становище, которое названо в связи с этим Немецким, а остров — Немецким Кузовом. Доведенные до отчаяния шведы попытались в пасмурную погоду при сильном дожде уйти восвояси через Кандалакшскую губу, но их настигли русские князья и в небольшой губке между Ковдой и Кандалакшей уничтожили. В честь победы русских князей над шведами залив был назван Княжой губой. Значительная группа топонимов происходит из поморского наречия русского языка. В предыдущих главах мы довольно часто встречались с ними.

В этой главе хотелось бы рассмотреть отдельные поморские слова, обозначающие некоторые географические понятия и части рельефа. Зашейками, поморы обозначали обычно часть озера у истока реки или водное пространство у устья. И если уточнить, то каждый исток реки или ручья, а в некоторых случаях и устье, — тоже зашеек.

Река Колвица берет начало из губы, называемой Зашеек, то есть Исток. Поселку Зашейку, что стоит вблизи истока- зашейка Нивы, передала свое имя Зашеечная губа озера Экостровская Имандра, на берегу которой и стоит поселок, а уж губа получила название по зашейку реки Нивы. Станция Тайбола, находящаяся в 78 километрах к югу от Мурманска, а также порог Тайбола на реке Вороньей выше впадения в нее реки Умбы в своих названиях содержат старинное поморское слово тайбола, означаюшее перешеек между озерами, по которому можно было или проехать на оленьей упряжке, или перетянуть волоком лодку, карбас, шняку. Слово это заимствовано поморами из финского и карельского языков, где тайпале, тайвал переводится как дорога, путь. Например, порог Тайбола на реке Вороньей можно было обойти на лодке или карбасе только по суше, волоком. 

Века среди суровой северной природа воспитали в характере поморов непоколебимую стойкость и умение выживать. Так в первой половин XVIII века на остров Шпицберген на промысел ушла ладья под руководством кормчего А.Химкова. Когда судно приблизилось к острову, двинулся лед и зажал ладью между глыбами. А Химков вместе с четырьмя матросами взяв с собой запас муки, пороха, мушкет и другое снаряжение отправился на остров по льду, памятуя о том, что там была изба. Поморы действительно нашли чье-то заброшенное зимовье, и заночевали в нем.

А когда утром проснулись, обнаружили что вместо льдов чистая вода, и ладьи нет. Кормчий подбодрил своих спутников и они принялись за работу. Оказавшиеся в беде поморы заново законопатили избу, подготовили печь. Исследовав окрестности обнаружили железный крюк. Сделав горн, они выковали из крюка наконечники стрел(пуль для мушкета было всего 12) они сделали луки, и начали охотиться добывая себе пропитание. Выпаривая морскую воду поморы добывали соль, благодаря которой, заготовили мясо на зиму.

Они научились разделывать шкуры и пошили себе зимнюю одежду. Зимой спасаясь от цинги они, подсмотрев у коренных северных народов пили оленью кровь. Так они прожили на острове 6 лет, покуда к Шпицбергену не пришел русский корабль, на котором плыла комиссия для описания острова и передачи его в концессию. Каково было удивление прибывших, когда к ним выбежали заросшие бородатые люди.

Кормчий А.Химков договорился с капитаном судна о том, что с острова он заберет не только людей но и то что они успели заготовить пребывая в вынужденном заключении на Шпицбергене: 50 пудов оленьего жира, 210 медвежьих и оленьих шкур и более чем 200 шкурок белых и голубых песцов. Голландец Виллен Баренц не смог пережить одну зимовку, обладая большими запасами бобов, сала и других продуктов и вещей, а русский помор А.Химков с товарищами 6 лет прожили в том же месте, да еще и при этом умудрились хорошо заработать в итоге.

Предприимчивость тоже одно из лучших качеств поморов. 

Об этом и сообщает нам топоним Тайбола. Много Тайбол разбросано по побережью полуострова: губа Малая Питькуля, лежащая вблизи Кандалакши, соединена с губой Большая Питькуля перешейком — Тайболой. Северная и Летняя (Южная) губыострова Ряшкова в Кандалакшской губе тоже соединены между собой Тайболой. Последнее название еще не успело дорасти до микротопонима, хотя перешеек нередко старики называли — Тайбола на Ряшкове. В микротопонимах довольно широко используется поморский термин суземок, означающий густой хвойный лес. Поморским термином луда обозначают обычно небольшие островки, обычно безлесные или с редкой растительностью, в сочетании с определенным словом (Крестовая луда, Киберенские луды, Седловатая луда и т. д.) или просто Луда, Лудка (островок Лудка при входе в Западную Нокуевскую губу, островок Лудка в устье Варзуги).

Отдельно стоящие в воде камни, вблизи берега, поморы называют отпрядышами, а несколько удаленные от берега — баклышами. Но баклышами нередко обозначают и небольшие гранитные островки. Термин отпрядыш живет только в микротопонимике, термин баклыш вошел в топонимику: островок Баклыш на входе в губу Порью, три островка Баклыш у входа в губу Рынду. Баклыши, на которые любили садиться бакланы, называют бакланами, или бакланцами. И это слово встречается в топонимике: остров Баклан, или Бакланец, около устья Вороньей, входящий в группу островков Вороньи Лудки. Небольшие озерки поморы называли ламбинами. Этот термин по ходу книги уже встречался нам неоднократно в сочетании с другими словами. Однако он употребляется и самостоятельно. Например, через озеро, называемое Ламбиной, проходит река Каложная из системы реки Пиренги. Мелкий галечник поморы называют арстник, но это название распространяется лишь на галечник размером не более грецкого ореха.

Термин этот редок в топонимике. Примером может служить название небольшой губки Арешня, или Арешня-лухт, в губе Вочеламбина озера Экостровская Имандра. А гальку крупнее арешника. зовут чевруй, или чеврай. Мыс Чевруй, разделяющий губы Сайда и Оленья в Кольском заливе, и мыс Чеврай, вдающийся в море у восточного конца Кильдинского пролива, сообщают своими названиями о наличии здесь крупной гальки. Для обозначения юга поморы широко использовали слово летний. Север же обозначали словом зимний.

Применение слова летний в качестве южный не следует путать с другим его значением — летнее становище. Например, озеро Летнее, соединенное ручьем с Нотозером, явно получило свое название как озеро летних становищ. Также и в губе Летней, лежащей к западу от устья Харловки, вероятно, первоназыватели бывали только в летнее время. А вот Летние губы на островах Телячьем и Ряшкове и Летний (Карельский) берег в Кандалакшской губе названы по своему положению. Как мы не раз упоминали, появились названия объектов по-разному. Одни были переведены с другого языка, то есть калькированы, другие — наоборот, использовались без перевода в другом языке (например, озеро Яврь, река Йок.

Если перевести эти названия, то получится — озеро Озеро, река Река). Кроме того, немало названий типа Ручей, Озеро и т. п. присвоено объектам, весьма далеким от таких названии. Несколько озер и рек названы Пахтой. Поморы так именовали отвесную скалу. В данном случае озера и реки расположены у хорошего ориентира — пахты или, как сказали бы поморы, под пахтой. И слово это еще не топоним, так же как и название одной из рек, протекающей вокруг пахты, а другой — вытекающей из озера Пахта.

У поморов и саамов распространен обычаи называть реки, озера, тони и островки по именам людей, утонувших в этих водоемах или около них. Например, между Малым и Большим Березовыми островами в Кандалакшской губе лежит небольшая корга, названная Борисовой в связи с тем, что здесь умер в лодке старый помор Борис Артамонович Полежаев, поехав ловить селедку.

Поморы сейчас

Один из музеев поморской культуре находится в поселке Умба. Он существует уже 10 лет и располагается в деревянном доме, похожем на русскую усадьбу XIX века. Многие раритеты дарят музею местные жители. Чего здесь только нет: рыбацкие снасти и предметы быта, праздничные костюмы, и знаменитый терский жемчуг, отличавшийся высоким качеством и богатством цвета.

Не случайно жемчуг, добитый в Кузомене и Варзуге, поморы поставляли в царские палаты и на патриарший двор. В коллекции музея — поморские лыжи, которые, в отличие от современных, не нужно было смазывать, катили при любой погоде или терский жемчуг и словарь наиболее употребительных саамских слов, составленный в прошлом веке помором Заборщиковым.

В этом году в утвержденном специально для переписи населения алфавитном справочнике появилась новая национальность — помор. И если прежде помором можно было себя только ощущать, то теперь это гордое звание можно носить совершенно официально. Индивидуальный код национальности — 208. Под номером один значатся русские. Всего же в перечне более 800 национальностей.

Причем в замешательстве не только рядовые жители Архангельской области, но и сегодняшние коллеги самого знаменитого помора России Михайло Ломоносова. Павел Журавлев- начальник управления науки ПГУ «Большинство наших ученых считают, что помор — это не этнос, а субэтнос.

Хотя, с точки зрения самосознания, поморы не называли себя ни русскими, ни норвежцами, а поморами». С одной стороны, национальность, какой бы она не была, сегодня не указывается и не учитывается нигде, кроме документов переписи. Но, с другой стороны, принадлежность к малым народам — это дополнительные рыбные квоты и право на специальные платежи за использование природных ресурсов.

А в заключение - мнение историка, доктор исторических наук, профессор, автор пятитомного труда «Русский Север» В. Н. Булатов:
— Русский Север с ХVI века носил название «Поморье». В его территорию входили земли, лежащие в бассейнах рек Северная Двина, Сухона, Онега, Мезень, Печора, но также Кама и Вятка. Поморские волости были в свое время независимы. Но, начиная с возвышения Москвы и создания централизованного российского государства, «добром и злом, силой и ласкою, — по выражению историка С. Ф. Платонова, — собирала Москва Северную Русь».

Не лишено оснований предположение директора Института географии Российской Академии наук академика В. М. Котлякова: «И если бы республиканские и иные традиции не были бы жестоко подавлены в ХVI — ХVII веках Москвой, кто знает, может быть, вместе с русскими, украинцами и белорусами мы имели бы четвертую по счету восточнославянскую нацию — северороссов…»

Действительно, налицо были почти все признаки нации: общность территории с выходом к морю (Поморье); общность экономической жизни поморских уездов, волостей и городов; особые черты характера, психологического и духовного облика поморов; своеобразие северной культуры. Складывался северорусский язык, от которого нам остались в наследство местные говоры, диалекты и наречия, ставшие предметом тщательного изучения филологов, диалектологов и этнологов. Вполне возможно, титул российских царей звучал бы так: «Великий государь, царь и Великий князь всея Великие и Малыя и Белыя и Северныя России самодержец и прочее, прочее, прочее». Но этого не случилось. Поморы — субэтнос.

 

 

Sinus, Интересное, История    
Администратор 06 декабря 2019, 01:20 Интересное 215

page.maple4.ru


Похожие публикации


Черта оседлости

Черта оседлости - в Российской империи с 1791 по 1917 год (фактически по 1915 год) - граница территории, за пределами которой запрещалось постоянное жительство евреям (то есть иудеям), за исключением…    Открыть
Неолит и неолитическая революция

1. Неолитическая революция. 2. Неолитические мегадеревни - Баджа, Чатал-Гуюк и др. 3. Гёбекли-Тепе - древнейший храм мира. 4. Торговые пути неолитической Европы. 5. Мумия "ледяного человека" Эци. 6. Загадки…    Открыть
Сомнология - наука о сне

О сомнологии как науке, о сне, о расстройствах сна.    Открыть
Разделение Кореи на Северную и Южную

Разделение Кореи на Северную и Южную Корею произошло в 1945 году после поражения Японии, до этого правившей Кореей, во Второй мировой войне. США и СССР подписали соглашение о совместном управлении страной.…    Открыть
Коварный гормон окситоцин

Иван Затевахин отвечает на вопросы Игоря Затевахина и рассказывает о том, существует ли дружба между животными разных видов, что такое дружба вообще и существует ли материальная база под этим явлением.…    Открыть

Все отборные


О чем этот сайт...

Об увлечениях. О политике. О чем угодно

Карта сайта





Рейтинг@Mail.ru