Саладин - миф и реальность

  • Саладин - миф и реальность
Почему мусульманский правитель стал героем европейского эпоса и одним из воплощений идеального рыцаря?

В конце XI века началась эпоха Крестовых походов.

Западноевропейские рыцари, вдохновленные призывом папы римского, устремились в Палестину. В 1099 году они захватили Иерусалим, отвоевав тем самым Гроб Господень у мусульман.

Крестовые походы

Однако через восемьдесят восемь лет последователи ислама сумели изгнать крестоносцев из Святой земли.

Их возглавлял султан Саладин, властитель Сирии и Египта.

Его боялись крестоносцы и очень почитали мусульмане. Он стремился следовать добродетельным путем, сохраняя скромность на протяжении всей своей блистательной жизни. Легенды, рассказывающие нам об этой благородной личности, передавались от поколения к поколению... Что представлял собой Саладин?

В 1137 году в семье Айюба ибн-Шади, правителя города Тикрита, находившегося в Курдистане, родился сын Юсуф.

Курдские племена, испокон веков населявшие огромное пространство от Южного Кавказа до берегов Тигра и Евфрата, относятся к ираноязычным народам и по своему генотипу близки к современным персам и талышам, то есть внешне являются типичными европеоидами. Если что и сближало их в истории с тюрками, то разве что кочевой образ жизни и пристрастие к разбойничьим набегам на соседей.

Будучи прирожденными воинами, курды часто служили наемниками в армиях персидских, армянских, тюркских и арабских правителей, и это в итоге определило судьбу будущего «рыцаря ислама».

В то время еще никто не знал, что мальчик станет Салах ад-Дином, то есть «спасителем веры», так что в западном мире его будут называть «Саладином». Курдистан входил в состав державы туроксельджуков, в то время уже распадавшейся на части.

Родной брат Айюба Ширкух, он же Асад ад-Дин, что можно перевести как Лев Веры, убил знатного жителя города, турка-сельджука, считавшегося личным другом самого правителя Бихруза. Обстоятельства этого убийства скрыты во мраке столетий, но известно, что, во-первых, в нем была замешана женщина и ее честь, а во-вторых, оно было совершено либо в честной схватке, либо в ходе самообороны.

Во всяком случае, Бихруз, сельджукский правитель, ознакомившись с деталями дела, не потребовал смертной казни убийцы, а лишь повелел братьям Айюбу и Ширкуху покинуть город.

Весной 1137 года братья вместе со своими семьями покинули Тикрит и отправились к Занги, правителю Мосула. Согласно преданию, в эту ночь, буквально за пару часов до того, как Айюб ибн Шади Надж ад-Дин тронулся в путь, жена подарила ему третьего сына, которого назвали Юсуфом. 

Мосул, область в Ираке, к тому времени уже полностью отделилась от государства сельджуков. Занги стремился всеми путями расширить свои владения и в 1130—1140-е годы утвердил свою власть на территории Сирии и Ливана, а в 1144 году отбил у крестоносцев Эдессу.

В 1132 году атабеку Имад ад-Дину Занги вновь пришлось столкнуться с аль-Мустаршидом, решившим воспользоваться распрями внутри правившего Багдадом сельджукского клана. В это время и произошло событие, во многом определившее судьбу еще не рожденного в тот момент Саладина.

Вот как это описывает Амин Маалуф в своей замечательной монографии «Крестовые походы глазами арабов»: 

«Занги всполошился. Собрав свои войска, он отправился к Багдаду с намерением нанести аль-Мустаршиду столь же сокрушительное поражение, как и при первом их столкновении пять лет назад. Но калиф на этот раз встретил его во главе многих тысяч воинов около города Тикрита, на Тигре, к северу от столицы Аббасидов.

Отряды Занги были разбиты наголову, и сам атабек чуть было не угодил в руки своим врагам, но в этот критический момент один человек вмешался в дело и помог ему спастись. Это был наместник Тикрита, молодой курдский военачальник по имени Айюб. Вместо того чтобы обрести милость халифа, доставив ему его соперника, этот воитель помог атабеку перебраться через реку, уйти и от преследователей и вновь быстро утвердиться в Мосуле».

Саладин

Занги не забыл об услугах, некогда оказанных ему Айюбом. Он назначил его и Ширкуха военачальниками и вверил им недавно завоеванный город Баальбек, расположенный на ливанском высокогорье.

Айюб с семьей отправился туда. О его жене, матери Саладина, никаких достоверных сведений нет. В семье имелось еще несколько детей, но неясно, был ли Саладин старшим или младшим среди них. В любом случае можно предположить, что детство Саладина в Баальбеке протекало относительно спокойно. В возрасте пяти или шести лет он начал учиться читать и писать по Корану.

Однако размеренная жизнь в Баальбеке закончилась, когда в 1146 году Занги пал от руки собственного слуги.

В результате созданная им держава распалась на части.

Воспользовавшись этим, получивший самостоятельность атабек Дамаска Муин ад-Дин двинулся походом на Баальбек. Не имея возможности защититься, Айюб сдался и перешел на службу к этому эмиру, получив поблизости от Дамаска большое владение.

Согласно достигнутой договоренности Айюб в обмен на сдачу Баальбека без боя получал солидную сумму денег, доходы с семи деревень, расположенных близ Дамаска, а также большой дом в самом центре этого достославного города.

Кто-то, возможно, истолковал бы действия Айюба как трусость и измену своему господину, но господин был мертв, а никому из его наследников отец Салах ад-Дина не присягал. Зато капитуляция Баальбека позволила спасти сотни жителей этого города, наверняка павших бы во время осады, а также сохранить нетронутым их имущество.

И это было одним из первых правил ведения войны, усвоенное Салах ад-Дином: подлинно мудрый правитель, как и его отец, должен не спешить с тем, чтобы очертя голову броситься в битву, а в первую очередь подумать о судьбе своих подданных. Война несет слишком много жертв и страданий, а потому начинать ее следует лишь в самом крайнем случае — особенно если речь идет о войне между мусульманами. До того же следует пытаться достичь поставленных целей путем переговоров, с наименьшими потерями и максимальной выгодой для себя лично.

С этого времени его сын Юсуф жил вместе с отцом в Дамаске, в этом крупнейшем сирийском городе, имевшем давние культурные традиции.

Несомненно, это оказало существенное влияние на формирование его личности. Наверняка произвели на него сильное впечатление события 1148—1149 годов, когда западноевропейские рыцари, участники Второго крестового похода, осадили Дамаск, но взять его не смогли.

В 1147 году начался Второй Крестовый поход, закончившийся полным поражением на фоне раздоров между немецкими и французскими рыцарями. В Сирии он аукнулся тем, что предводители крестоносцев, оставив мысль о том, что их ближайшая цель — вернуть Эдессу, — позабыли про войну с Мосулом и совместно с войском, сформировавшимся в Иерусалимском королевстве, осадили сильно укрепленный Дамаск: ведь его осада сулила богатую добычу. 

Осада Дамаска, начавшаяся 23 июля 1147 года, спустя четыре дня была снята, хотя жители города, видя, какие огромные силы скопились под его стенами, уже готовились к худшему и стали строить баррикады на улицах.

Заодно эта история показала, насколько франки опасаются объединенных сил мусульман. Вывод из произошедшего напрашивался сам собой: если мусульмане объединятся, они вполне смогут не только отстоять свои города, но и выбить франков из захваченной ими «территории ислама».

Крестоносцы ушли, оставив после себя следы смерти и разрушения. Однако первоначально будущий Саладин вовсе не стремился стать воином: ему были интереснее книги...

Впрочем, желаниями юношей не интересовались: с 14-летнего возраста они считались уже воинами, и потому в 1152 году Саладин поехал в Алеппо, город на севере Сирии.

Похожее по теме... Рыцари и рыцарствоРыцарь — средневековый дворянский почётный титул в Европе. Рыцарство как военное и землевладельческое сословие возникло у франков в связи с переходом в VIII веке

Эта территория принадлежала Нураддину, сыну Занги, при дворе которого дядя Ширкух занимал высокую должность, так что султан с теплотой отнесся и к его племяннику. Саладин получил там икту — земельное владение, за которое он был обязан нести военную службу.

В 1154 году Саладин вернулся в Дамаск, где оставался его отец. В то время Айюб и Ширкух тайно сговорились о бескровной сдаче этого города Нураддину. Эта измена отца была по достоинству оценена: он начал управлять Дамаском от имени нового повелителя Сирии.

Нураддин, отвоевавший у крестоносцев целый ряд территорий, прослыл справедливым и благородным правителем.

Он не терпел роскоши и все доходы государства пускал на благотворительность, строительство дорог и караван-сараев, поощряя тем самым развитие торговли.

Сделав Дамаск своей столицей, Нураддин приблизил Саладина к себе, назначив его на важный пост надзирателя над одним из правительственных учреждений. Его главе не понравилось, что столь высокую должность занял 16-летний юноша, но Нураддин не позволил обижать своего юного фаворита. Говорят, что пытавшегося это сделать чиновника в виде наказания протащили по улицам города.

Первый поход в Египет

В 1163 году 26-летний Саладин неожиданно получил приказ отправиться в поход на Египет вместе со своим дядей Ширкухом.

Будущего египетского властителя это не обрадовало: «Я не хочу отправляться в Египет, даже если могу получить весь Египет», — говорил он, но дядя не слушал его.

Исламский мир, так же как и христианский, тонул в междоусобицах и был разделен на два халифата — суннитов-Аббасидов со столицей в Багдаде и шиитов-Фатимидов с центром в Каире, да и каждый из этих халифатов раздирали войны между правителями отдельных областей.

Поход в Египет начался после того, как египетский визирь Шавар, проиграв борьбу своему политическому сопернику, бежал в Сирию и попросил у Нураддина военной поддержки. Халифат Фатимидов в Египте представлял собой исламское шиитское государство, и Нураддину как мусульманинусунниту туда было бы лучше не вмешиваться, но сирийский владыка знал, что крестоносцы, владевшие Иерусалимом, стремятся покорить Египет, и решил воспрепятствовать этому.

В Египет под командованием Ширкуха отправится относительно небольшой «экспедиционный корпус» из двух тысяч воинов. Он будет лишь силой устрашения и ввязываться в какие-либо сражения не станет. На вопрос, кого бы он хотел взять в этот поход в качестве своей «правой руки», Ширкух назвал… своего племянника Саладина.

Ширкух по его приказу повел сирийское войско в Египет и без особых трудностей вернул Шавара к власти. Однако коварный визирь и не думал выполнять данные ранее обещания, а вместо этого пошел на союз с крестоносцами.

Прошла еще пара недель, и стало ясно, что Шавир отнюдь не собирается выполнять своих обещаний относительно вознаграждения за помощь. Больше того — он не только запретил Ширкуху входить со своими воинами в Каир, но и недвусмысленно намекнул, что желает, чтобы они как можно скорее покинули Египет. Ширкух, чувствуя себя одураченным, заявил в ответ, что с места не сдвинется, пока не получит обещанного — трети годового дохода Египта.

Начавшаяся война длилась недолго и завершилась «вничью»: обе стороны достигли соглашения покинуть Египет. План Нураддина взять Египет под свой контроль не осуществился, и единственным, кто получил выгоду от этого столкновения, был Шавар. Во время своего первого похода в Египет Саладин не совершил ничего выдающегося.

Тем не менее Ширкух во всем полагался на своего племянника и советовался с ним. Важно, что на поле боя Саладин проявил себя умелым воином. Эти события явились для него хорошей школой. Вторая египетская война Шавар, опасаясь возвращения сирийской армии, заключил соглашение с Иерусалимским королевством о военном союзе. В 1167 году на территории Верхнего Египта сирийские войска столкнулись с египтянами и крестоносцами. Ширкух, нанеся врагам серьезные потери, быстро овладел Александрией, но затем противники, получив подкрепления, осадили город. Ширкух прорвался из окружения и, оставив осажденную Александрию на своего племянника, начал наносить удары по тылам союзников.

Город Тикрит по иронии истории будет в первую очередь считаться родиной Салах ад-Дина, хотя в нем он и прожил лишь самые первые часы своей жизни.

Саладин продолжал отражать вражеские атаки, руководя действиями осажденного в Александрии сирийского войска. Силы и запасы продовольствия стремительно убывали. Положение стало особенно тяжелым, когда в осажденном городе началась эпидемия чумы. Тактика Ширкуха принесла плоды через три месяца: между сирийцами и крестоносцами начались мирные переговоры. Успехом для сирийских войск было то, что они вновь благополучно сумели покинуть Египет. Саладин в этой войне проявил себя с самой лучшей стороны, но больше не хотел возвращаться к берегам Нила.

Похожее по теме... ШотландияШотландия - самостоятельная страна или часть Британии? Почему ее предпочтительно посещать отдельно от остальной территории Соединенного Королевства?  

Не хотел этого и его честолюбивый дядя. Однако в ноябре 1168 года им вновь пришлось идти войной на Египет. На сей раз к Нураддину обратился за помощью халиф аль-Адид, формальный правитель Египта, недовольный действиями Шавара. Визирь, пытавшийся руками христиан воевать с мусульманами, согласился на размещение в нескольких египетских городах «латинских» гарнизонов.

Ширкух, помнивший о пережитых в Египте страданиях, попытался уклониться от участия в походе, ссылаясь на нехватку средств. Услышав об этом, Нураддин приказал своему казначею «выдать ему денег». Саладин, вынужденный последовать за дядей, чувствовал себя так, словно его посылают на казнь.

Власть, упавшая в руки

Пока возглавляемая Ширкухом сирийская армия двигалась в Египет, крестоносцы учинили резню в египетском городе Билбейсе и этим спровоцировали массовые волнения египтян. Шавар также не хотел, чтобы власть в Египте захватили «неверные». Когда крестоносцы в ноябре 1168 года осадили египетскую столицу Каир, визирь приказал поджечь старинный город Фустат, расположенный к югу от нее.

Памятник Саладину

Халиф, чтобы выиграть время, начал переговоры с крестоносцами и подготовил для них огромный выкуп. Тем временем сирийское войско подошло к Каиру и 8 января 1169 года без сопротивления заняло этот город. Ширкуха встречали как освободителя. Через десять дней Саладин казнил Шавара как предателя Сирии, и тогда же Ширкух стал египетским визирем.

По поводу обстоятельств расправы над Шавиром есть несколько версий. По одной из них, Ширкух и Саладин в сопровождении Шавира явились к халифу аль-Адиду. Пройдя через его огромный дворец с бесчисленными галереями комнат, уставленных резной мебелью и различной золотой утварью, отделанной драгоценными камнями; через внутренний сад с диковинными птицами и привязанными к деревьям львами, гепардами и пантерами, они, наконец, оказались в покоях халифа, разделенных на две части расшитым золотом, жемчугом и камнями шелковым занавесом.
Халиф оказался субтильным юношей со смуглым болезненным лицом и тонким голосом, напоминающим голос евнуха, что неприятно поразило Салах ад-Дина.

— Ты звал нас на помощь — и вот мы здесь! — сказал Ширкух, припадая, как и полагалось, к ногам халифа.

На вопрос, какой он желает за это награды, Ширкух ответил, что хочет получить голову Шавара. Халиф кивнул в знак согласия, после чего участь визиря была решена, и  тот доверил свершение этой казни Саладину.

При этом реальное управление страной осуществлял его племянник. Ширкух наслаждался своей победой всего два месяца. 23 марта он, славившийся своим обжорством, подавился во время обеда и умер. После этого власть естественно перешла к Саладину, против чего не возражал и халиф.

Сразу после похорон Салах ад-Дин был вызван во дворец, где на него торжественно водрузили белый, расшитый золотом тюрбан визиря. Вслед за этим ему преподнесли и все остальные атрибуты власти — шелковую одежду с алой подкладкой, саблю с ножнами и рукоятью, инкрустированными драгоценными камнями, и великолепного коня рыжей масти с седлом и сбруей, украшенными чеканным золотом и жемчугом.

В завершение церемонии Салах да-Дину были присвоены титулы султана и «аль-малик ан-насер» («победоносного короля»).

Придворные халифа аль-Адида, были уверены, что речь идет не более чем о грандиозном спектакле, после которого Салах ад-Дин станет марионеткой в их руках.

Бедные, как же они заблуждались!

Так 29-летний курд встал во главе Египта.

Египетский визирь

Новое положение Саладина было двусмысленным и очень непростым.

С одной стороны, он занял пост визиря халифата Фатимидов, получив по сложившейся в Египте традиции реальную власть; с другой стороны, оставался вассалом сирийского султана Нураддина, с которым его связывали теплые личные отношения. Одно исключало другое, и рано или поздно Саладину надо было определяться — либо разрывать свою зависимость от Нураддина и тем самым терять его поддержку, либо превращать Египет в часть созданной Зангидами державы.

Кроме того, в Сирии исповедовался суннизм, а в Египте — шиизм.

Представители этих основных направлений в исламе традиционно вели между собой ожесточенную борьбу, и потому политическая деятельность суннита Саладина неизбежно при ­ обретала в шиитской стране религиозный характер. Визирь постарался зарекомендовать себя примерным мусульманином, к которому никто бы не смог «придраться» с канонической точки зрения.

При этом он отстранил от власти высших чиновнико в халифата Фатимидов и заменил их преданными себе сирий ­ цами, наделив их землями, конфискованными у опальных египтян. Когда против нового визиря подняли восстание проживавшие в Египте 50 тысяч суданцев, он полностью уничтожил их. Затем Саладин разгромил флот крестоносцев, совершивших попытк у высадиться в Египет с моря. Все это энергичный молодой визирь проделал всего за полгода.

В декабре 1169 года крестоносцы начали переговоры с Салах ад-Дином о заключении перемирия. Это были первые переговоры с франками, которые он вел в качестве правителя страны, и потому молодой султан тщательно взвешивал каждое слово. 13 декабря 1169 года перемирие было достигнуто, и христиане не только сняли осаду, но и оставили мусульманам содержимое своих военных складов.

Похожее по теме... Крестовые походыКрестовые походы – вооруженное движение народов христианского Запада на мусульманский Восток, выразившееся в целом ряде походов в продолжение двух столетий (с ко

Обладая всей полнотой власти в стране, Саладин в феврале 1170 года пригласил своего отца Айюба приехать из Дамаска в Каир. Нураддин позволил тому отправиться в Египет к сыну, надеясь этим укрепить отношения со своим вассалом.

Только через два года после прихода к власти Саладин основал суннитскую школу права в Каире и заменил судей-шиитов судьями-суннитами. Нураддин призывал Саладина просто уничтожить халифат Фатимидов и запретить шиизм, но тот ответил отказом, опасаясь, что такое решение вызовет массовые беспорядки.

В сентябре 1171 года, когда халиф тяжело заболел, Саладин издал указ о назначении нового халифа из рода Аббасидов. Потомки Аббаса правили в Багдаде и формально являлись главами всех суннитов, и потому действия Саладина были равнозначны объявлению Египта суннитским государством. Через десять дней последний из фатимидских халифов умер, и это сделало бывшего визиря, а ныне султана не только реальным, но и номинальным владыкой Египта. Формально это еще не было разрывом с Нураддином.

Но вскоре Саладин по приказу сюзерена отправился в поход на город Шаубак на юге Сирии, осадил его, однако, так и не взяв его, отступил прочь. При этом он не пожелал лицезреть своего формального господина, находившегося неподалеку.

Это поставило Египет и Сирию на грань войны, и в решительный момент отец обрушился на Саладина с гневной речью:

«Даже если бы Нураддин приказал нам отрубить тебе голову, мы сделали бы это без малейшего колебания».

Он призвал сына признать верховную власть Нураддина, но, оставшись наедине, добавил:

«Почему ты должен показывать свои намерения? Время работает на тебя. Позволь Всевышнему помочь нам».

Айюб, спасший сына от угрозы междоусобной войны, умер, упав с лошади в 1173 году.

В мае следующего года во время подготовки похода на Египет неожиданно скончался и Нураддин, оставивший после себя 11-летнего сына ас-Салиха.

15 мая 1174 года Нураддин скончался в Дамаске в возрасте шестидесяти лет от «воспаления горла» (скорее всего, от гнойной ангины), оставив престол своему одиннадцатилетнему сыну аль-Малику ас-Салиху Имад ад-Дину.

Для Саладина внезапная смерть Нураддина, безусловно, решала множество проблем и открывала новые горизонты. Он опасался встречи с Нураддином именно потому, что этот человек необычайно много значил в его жизни, оказал огромное влияние на формирование его личности, был для него примером для подражания…

Вступление в Дамаск

Приближенные Нураддина считали Саладина выскочкой, но среди них не было лидера, способного противостоять покорителю Египта, завоевавшему там огромный авторитет. Саладин не присвоил доставшиеся ему от Фатимидов богатства, но раздал большую их часть своим подчиненным, а остальное направил в государственную казну. Он построил для своих приближенных роскошный дворец, а сам продолжал жить в официальной резиденции султана.

Подражая своему хозяину и наставнику Нураддину, Саладин создавал новые города и строил больницы, что укрепляло его репутацию мудрого правителя. В октябре 1174 года, через пять месяцев после смерти Нураддина, он послал в Дамаск письмо, в котором говорилось:

«Примите во внимание, что наш покойный господин доверил мне позаботиться о ас-Салихе».

Это было заявкой на роль преемника Нураддина. Приближенные Нураддина предпочли уклониться от столкновения, и поэтому, когда Саладин всего с 700-ми всадниками приблизился к Дамаску, городские ворота перед ним сразу же распахнулись.

Подчинение Сирии

Саладин, установив контроль над Дамаском, вел себя как опекун ас-Салиха. Однако для самого царевича Саладин реально оставался врагом. Город Алеппо, где ас-Салих жил с лета 1174 года, стал центром оппозиции Саладину.

В декабре того же года, когда самозванный опекун окружил Алеппо, ас-Салих обратился к жителям города с призывом защитить его, сироту, от беззаконного и нелояльного человека, желавшего захватить власть в стране.

Согласно одним источникам, сын Нур ад-Дина собрал горожан на площади и обратился к ним с взволнованной речью.

«Посмотрите на этого лжеца и неблагодарного человека, который хочет отобрать у меня мою страну, не боясь ни людей, ни Аллаха. Я — сирота, и я рассчитываю, что вы защитите меня из благодарности и уважения к памяти моего отца, которого так любили!»

Жители Алеппо симпатизировали ас-Салиху и откликнулись на его призыв.

Саладину не хотелось выглядеть злодеем, и он отказался от штурма Алеппо, вместо этого добившись от багдадского халифа признания его прав на Египет и Сирию. После того как глава суннитов объявил его султаном Сирии и Египта, Саладину не нужно было оставаться опекуном ас-Салиха.

Он просто изъял имя своего номинального сюзерена с государственной монеты и официальных документов и заменил его своим собственным именем.

Террор фанатиков

В сложившейся ситуации ас-Салих мало чем мог помешать Саладину. Тогда он обратился к так называемым ассасинам, радикальным шиитам-фанатикам, с просьбой убить своего врага.

Те ненавидели Саладина, уничтожившего халифат Фатимидов, и взялись выполнить поручение ас-Салиха, даже не потребовав за это платы.

Шиитская секта ассасинов, возникшая в конце XI века, занималась убийствами видных суннитов, и их опасались даже крестоносцы. Согласно слухам, сектанты употребляли гашиш: слово «ассасин» («убийца») произошло от названия этого наркотика и применялось как к членам этой террористической группировки, так и к людям, употреблявшим его.

Первую попытку устранить Саладина ассасины предприняли в 1175 году.

Тогда они были обнаружены охраной внутри его шатра. К счастью, султан остался невредим: его спасла кольчуга. Однако после того случая он решил начать борьбу с сектой ассасинов. Спустя два месяца Саладин атаковал их опорный пункт, расположенный на вершине скалы.

Через месяц осада этой неприступной крепости была снята, поскольку стороны смогли прийти к соглашению. Сохранилось предание, будто Саладин изменил свои планы из-за таинственной угрозы.

Однажды ночью он проснулся, ощутив чье-то присутствие, и обнаружил приколотую отравленным кинжалом записку, в которой было сказано: «Ты под нашим контролем». При этом стража не заметила никого, кто входил бы в шатер Саладина. Более того, не осталось и следов на тонком слое песка, которым был усыпан вход в шатер...

Непредвиденное поражение

В июле 1176 года Саладин, примирившись с ас-Салихом, женился на вдове Нураддина, которая была на 38 лет (!) старше своего нового мужа. Тем самым он стремился представить себя истинным преемником покойного султана. Всего же у Саладина было четыре или пять жен, от которых он имел 17 сыновей и одну дочь. Старший из его сыновей — Афдаль — родился в 1160 году...

Саладин и крестоносцы

Объединение Сирии и Египта встревожило крестоносцев, заключивших союз с византийским императором Мануилом I Комнином.

В Палестину прибыл новый отряд рыцарей во главе с графом Филиппом Эльзасским, при поддержке которого византийцы планировали высадиться в Египте. Однако Филипп под надуманным предлогом отказался идти в эту страну и вместо этого направился в Сирию.

Воспользовавшись моментом, Саладин двинул свои войска на оказавшуюся не защищенной Палестину. Король Болдуин IV Иерусалимский с 500-ми рыцарями укрылся в Аскалоне. Саладин сначала осадил эту крепость, но затем предпринял наступление на Иерусалим.

Там началась паника.

Король со своим небольшим отрядом отправился вдогонку и 27 ноября 1177 года неожиданным ударом разбил превосходящие силы противника, вынудив Саладина бежать в Египет.

Объединение Сирии

В августе 1181 года ас-Салих умер в Алеппо в возрасте 18 лет.

Некоторые историки не исключают, что он был отравлен, но имя Саладина в качестве возможного инициатора этого отравления нигде не упоминается.

В спор о его наследстве вступили несколько братьев, в том числе Масуд из Мосула. В мае следующего года Саладин направился в Сирию и вмешался в конфликт братьев. Он двинулся походом в Джазиру (Северный Ирак) и попытался подчинить эту область, традиционн о подвластную династии Зангидов.

Взять Мосул не удалось, но зато в конце мая 1183 года Саладин захватил Алеппо, пообещав новому правителю этого города Сайфу ад-Дину Гази II неприкосновенность прочих его наследственных владений. 

В 1180 году Саладин заключил с крестоносцами договор о прекращении военных действий. Мир был продиктован тем, что король Болдуин IV тяжело болел проказой, а Саладин стремился завершить объединение Сирии. Однако вскоре Рено (Рейнальд) де Шатийон, правитель города Керак, вероломно нарушил договор: этот необузданный человек совершил нападение на богатый сирийский караван, двигавшийся из Дамаска в Аравию.

Болдуину было девять лет, когда его дядя граф Раймонд III Триполийский заметил, что, играя с другими детьми, тот не реагирует на щипки и удары. Подозвав племянника, Раймунд больно уколол его в руку, но мальчик даже глазом не моргнул. Так стало ясно, что маленький наследник престола болен проказой — болезнью, одно название которой наводило ужас на его современников.

Затем Рено де Шатийон, снарядив пиратскую флотилию, отправил ее в Красное море. Пираты принялись атаковать арабские морские караваны и совершать набеги на прибрежные города. Делалось это во время хаджа, священного паломничества мусульман в Мекку.

В сентябре 1183 года Саладин осадил Керак, но взять эту мощную крепость не удалось. Не был удачным и повторный ее штурм, предпринятый в июле следующего года. Между тем здоровье короля Болдуина IV продолжало ухудшаться. Когда он в марте 1185 года умер, на трон был возведен его племянник , 6-летний Болдуин V.

Тем временем Саладин атаковал Мосул и в марте следующего года сумел, наконец, свергнуть Масуда. Неразбериха в стане крестоносцев росла. В сентябре 1186 года юный король Иерусалима неожиданно скончался, и на престол взошел Ги (Гвидо) де Лузиньян. Когда бывший регент Раймонд III, правитель Триполи и его политический соперник , утратил власть, Рено вновь вышел из-под контроля. В начале 1187 года он в очередной раз ограбил караван, двигавшийся из Каира в Дамаск. В плен попала и сестра Саладина.

Действия рыцаря вызвали негодование в исламском мире, и Саладин поклялся расправиться с ним. Султан действовал осмотрительно. Сначала он отправил посла к Рено с требованием вернуть награбленное и освободить сестру.

Тот отказался принять посланника Саладина, и тогда султан потребовал, чтобы король Ги наказал разбойника. Однако этот слабый властитель ничего не мог с ним поделать.

Ги де Лузиньян не смел и помыслить о том, чтобы вызвать его на суд и подвергнуть Рено какому-либо наказанию. Ему было совсем не нужно, чтобы помимо Раймонда Триполийского у него появился еще один опасный и, главное, куда более жестокий и беспринципный враг.

Ги де Лузиньян в письме Салахадину признавался в своем бессилии по отношению к Рено де Шатийону и пытался воззвать к здравомыслию и миролюбию султана. Но Салахадин не желал ничего слушать: он объявил перемирие законченным. 

В марте 1187 года Саладин призвал своих эмиров принять участие в священной войне — джихаде.

В ответ на его клич многочисленные мусульманские воины прибыли в Дамаск из Египта, Сирии и Джазиры. 2 июля армия мусульман атаковала город Тиверия, расположенный вблизи Галилейского моря и управляемый женой Раймонда III. Саладин хотел заманить туда крестоносцев, собиравших свое войско в Саферии, к северу от Назарета.

Король Ги, не знавший о намерениях Саладина, не послушал здравого совета Раймонда III:

«Мы должны до последнего избегать битвы, даже если это будет означать потерю замка моей жены».

Утром 3 июля крестоносцы двинулись на врага. Они надеялись достичь Тиверии за полдня, но, столкнувшись с сопротивлением мусульманского войска, смогли добраться до холма Хаттин, в десяти километрах от Тиверии, только к закату. Позади был наполненный боями невероятно жаркий день, однако в этом месте не оказалось питьевой воды.

4 июля Саладин окружил страдавших от жажды крестоносцев у Хаттина. Рыцари бились отчаянно, но мусульмане подожгли сухую траву, заставив их страдать от страшной жары и дыма. Наконец, крестоносцев оставили силы, и они потерпели жестокое поражение. Вся знать «латинян», участвовавшая в сражении, либо погибла, либо попала в плен.

Победители так описывали решающий момент битвы:

«Франки были окружены со всех сторон... они попытались улучшить положение, вступив в рукопашный бой; но наши сабли смели их, словно поток, и нам удалось захватить их большой крест. Для них это было самым тяжелым ударом. Когда они увидели, что крест захвачен, то поняли, что смерть их близка, а поражение неотвратимо...

Даже если они, ослабевшие и побежденные, пытались убежать, раны замедляли их шаг; мы подбирали их на поле боя, чтобы обречь их на плен».

В числе пленников оказались король Ги и Рено. Когда их привели к Саладину, султан приказал обезглавить ненавистного ему рыцаря на глазах короля. Через год он освободил последнего, взяв с него выкуп. Пока же война продолжалась, и Саладин спешил воспользоваться плодами своей победы.

Взятие Иерусалима

Мусульманская армия окружила Акру, главный порт Иерусалимского королевства, центр торговли с Западом, сдавшийся после недолгого сопротивления. Кроме того, Саладин взял города Яффу, Торон, Сидон, Бейрут и Аскалон.

Армия суммарно насчитывала 60 тысяч воинов, включая тысячи подошедших из разных мест совершенно необученных добровольцев. Но первый запал, последовавший сразу после призыва к джихаду, пропал, и если дать бойцам расслабиться, если не поддерживать их боевой дух, то люди начнут разбегаться.

В пятницу, 26 июня 1187 года, Саладин собрал все свое войско и произнес речь о том, что видит свой долг в исполнении воли Аллаха.

 Аллах не сделал бы меня повелителем стольких земель и не внушил бы стольким людям преданность к нему, если бы не хотел, чтобы я изгнал франков с земель ислама. Велик Аллах! 

После этого в сентябре 1187 года его войска двинулись к Иерусалиму. Саладин попытался начать переговоры с жителями палестинской столицы о сдаче, но те, проявив боевой дух, на эту тему разговаривать не желали. 20 сентября численность окружившей Иерусалим мусульманской армии достигла приблизительно 20 000 воинов. В городе скопилось до 60 000 воинов со всей Палестины, но деморализованным христианам это не помогло.

29 сентября мусульмане проломили городские стены, и осажденные сами попросили начать мирные переговоры. Саладин сначала заявил:

«Поскольку вы до этого отказывались вести переговоры, вам остается лишь принять безоговорочную капитуляцию». Крестоносцы на это ответили: «Мы разрушим мусульманские святыни в городе и убьем 5000 заложников».

В конце концов Саладин согласился пощадить жителей Иерусалима, если те дадут за себя сравнительно небольшой выкуп. 2 октября Саладин со слезами на глазах вошел в Иерусалим.

Чтобы понять всю степень деморализации армии Иерусалимского королевства, достаточно вспомнить свидетельство Баха ад-Дина о том, как после битвы один мусульманский воин вел за собой 30 связанных пленников. Каждого из них он связывал одного за другим, а все остальные просто стояли и смотрели, дожидаясь своей очереди и не пытаясь оказать никакого сопротивления.

Иерусалим считался в те дни европейцами «неотъемлемой частью христианского мира», и потому не стоит особо удивляться, что его падение было воспринято как наглая оккупация сарацинами того, что по праву принадлежит христианам-католикам. Уже 29 октября 1187 года папа Григорий VIII объявил новый, Третий крестовый поход. Вскоре после этого в Англии и Фрацции была введена «саладинова десятина» — особый десятипроцентный налог с любого дохода.

В тот момент, когда с мечети Купол Скалы, откуда пророк Мухаммед будто бы поднялся к небесам, был снят крест, улицы Иерусалима огласились радостными криками мусульман.

Тем временем уцелевшие «латинские» города на побережье Палестины и Ливана спешно укреплялись, готовясь к обороне.

При этом большинство рыцарей со всей Палестины собрались в Тире и успели превратить город в неприступную крепость. Туда направилась и основная часть отпущенных после выкупа на свободу иерусалимцев, где их — кроме, разумеется, знати — ограбили до нитки свои же братья-христиане. Следом за ними к Тиру двинулись войска Саладина, но взять этот город они не сумели.

Наступала зима, во время которой мусульмане воевать не любили, и Саладину пришлось распустить свое воинство по домам. Весной следующего года Саладин продолжал захватывать крепости крестоносцев, расположенные в северной Сирии, близ Триполи, но его воины стали уставать от бесконечных сражений. Крестоносцы, напротив, получив новые подкрепления, воспряли духом.

В августе 1189 года хорошо подготовившиеся в Тире крестоносцы начали наступление на Акру.

Возглавлял христианскую армию король Ги, освобожденный Саладином при условии, что тот не будет «никогда впредь нападать на мусульман».

Контрнаступление крестоносцев

Когда Саладин прибыл к Акре, город уже был полностью окружен крестоносцами.

Султан создал внешнее кольцо, пытаясь взять крестоносцев в клещи, но вскоре понял, что эта война окажется затяжной: рыцари успели получить сильное подкрепление, прибывшее на кораблях в Тир. Более того, в октябре Саладину стало известно о том, что император Священной Римской империи Фридрих I Барбаросса движется на Сирию во главе огромной армии: начался Третий крестовый поход.

С начала VII века Иерусалим находился в руках мусульман. При этом и христианам, и иудеям разрешалось совершать паломничества в этот священный для них город. Однако в XI веке Иерусалим был за­ хвачен фатимидами, начавшими преследовать «неверных» и разру­ шать их храмы. Тогда же турки-сельджуки вторглись в пределы Визан­ тийской империи и покорили часть Малой Азии, Сирии и Палестины, в том числе и Иерусалим. В 1095 году Византийская империя обратилась к папе Урбану II с просьбой о помощи.

В ноябре того же года папа призвал на Клермонском соборе освободить Гроб Господень, и весной 1096 года собра­лось 60 000 воинов из разных стран Европы. Поскольку они носили на правом плече отличительный знак в виде креста, их стали называть крестоносцами, а их поход на Иерусалим получил название Кресто­вого похода. Мусульмане, со своей стороны, были лишены единства. В результате Первого крестового похода в июле 1099 года Иерусалим пал, а почти все его жители были убиты.

После захвата Святой земли крестоносцы на Среднем Востоке создали четыре «латинских» государства — коро­левство Иерусалимское, графство Триполи, Антиохийское княжество и графство Эдесса.

Латинские государства

В свою очередь, Занги и его сын Нураддин укрепились в Сирии и отвоева­ли у рыцарей Эдессу. В ответ на это был организован Второй кресто­вый поход, окончившийся поражением завоевателей. Их победитель Нураддин не смог исполнить свою мечту и отвоевать Святую землю.

Костяк Третьего крестового похода составили три монарха.

  • Первый из них, 65-летний император Священной Римской империи Фридрих I Барбаросса, выступил с тридцатитысячной армией 11 мая 1189 года, но по неведомым причинам отправился в Святую землю не морем, а по суше, что занимало втрое больше времени и требовало куда больших ресурсов.
  • Вторым стал тридцатилетний король Ричард I Английский, которому только предстояло за свою звериную жестокость прибрести прозвище Львиное Сердце.
  • Наконец, третьим Крест принял король Франции Филипп Август, который был на восемь лет младше Ричарда. Перед отбытием в Святую землю Ричард и Филипп встретились в Везеле 4 июля 1190 года. Две армии крестоносцев дошли до Лиона, где разделились: французский король направился в Геную, а английский — в Марсель, где его должен был ожидать флот из Англии.

Весной 1190 года у Акры создалась патовая ситуация. Ходили слухи о приближении огромной армии крестоносцев. Между тем, в июне Фридрих I неожиданно утонул при форсировании реки Салефа в Малой Азии, и его армия фактически разбежалась. Однако положение Саладина оставалось тяжелым.

В апреле 1191 года возле Акры высадилась армия французского короля Филиппа II Августа, а в июне того же года в Тире появилось войско английского короля Ричарда I Львиное Сердце. Сражения между Саладином и крестоносцами стали более ожесточенными, а тем временем в Акре начался голод.

12 июля крепость капитулировала.

«Франки» пообещали сохранить свободу жителям Акры лишь при условии, что Саладин вернет крестоносцам все завоеванные им палестинские земли, включая Иерусалим, а также предоставит им две тысячи знатных заложников.

Султан, согласившись для вида со столь суровыми требованиями врагов, всячески затягивал выполнение этого соглашения. Король Ричард в ответ на такие действия Саладина казнил 2000 находившихся в Акре знатных пленников. Столь необычная реакция на обычные на Востоке политические шаги не столько устрашила, сколько возмутила мусульман и лишь укрепила их боевой дух.

В день сдачи Акры произошел инцидент, имевший серьезные последствия. Леопольд V, герцог Австрийский, войдя в город, поднял над одной из башен свой флаг. Английский король Ричард I, увидев это, велел заменить его на английский, чем смертельно оскорбил своего союзника. Это было лишь началом...

Ссоры крестоносцев

К счастью для Саладина, с самого начала французские и английские крестоносцы хронически не могли договориться друг с другом и вели военные действия поодиночке. Более того, вскоре разногласия переросли в открытую вражду.

Французский король Филипп II Август оформил соглашение с правителем Тира Конрадом Монферратом, а английский король Ричард I в свою очередь стал союзником короля Ги де Лузиньяна.

В результате через 20 дней после взятия Акры Филипп II Август отправился на родину. С этого момента руководство Третьим крестовым походом полностью взял на себя Ричард I, проявивший себя решительным, но недальновидным лидером. Он пошел на поводу у своего союзника Ги де Лузиньяна, желавшего получить в свое распоряжение более «надежные», прибрежные, крепости.

Снабжать их продовольствием и вооружением было гораздо проще, чем крепости, расположенные во внутренних областях Палестины. Ги понимал, что через некоторое время значительная часть крестоносцев покинет Святую землю, и ему придется своими силами бороться с могущественным султаном. В сентябре 1191 года Ричард I направил свои войска на юг, стараясь не уходить далеко от морского побережья.

Саладин встретился с Ричардом I у города Арсуфа, но потерпел поражение, в результате чего город Яффа перешел к крестоносцам.

Однако главной целью похода было освобождение Иерусалима, и в конце концов Ричард I двинулся в глубь Палестины.

Он столкнулся с ожесточенным сопротивлением противника, возникли трудности с поставками продовольствия и припасов, и в итоге его армия вынуждена была отступить, так и не подойдя к Иерусалиму.

Мирный договор

В 1192 году Ричард I сделал Саладину очень необычное предложение.

Английский король предложил заключить брак между своей сестрой и аль-Адилем I, младшим братом Саладина, которых предполагалось короновать в качестве короля и королевы Иерусалима. Это, по его замыслу, создало бы основу для прочного мира между христианами и мусульманами.

На деле эта великолепная идея являлась ловушкой, нацеленной на раскол в стане противника. Саладин неожиданно принял это предложение, хотя и считал, что христианин никогда не одобрит брак своей сестры с нехристианином. Ричард I попытался уговорить свою сестру стать женой аль-Адиля I, но, как и рассчитывал Саладин, та ответила решительным отказом.

Такого рода переговоры привели лишь к изоляции английского короля от остальных крестоносцев. Конрад, правитель Тира, обратился к Саладину с просьбой защитить его территорию от Ричарда I, не скрывавшего своих огромных амбиций. Ги де Лузиньян, разумеется, был возмущен предложением своего союзника, лишавшего его иерусалимской короны.

В мае 1192 года Конрад был убит, и появились слухи о том, что его гибель подстроил король Ричард. Саладин искусно использовал внутренние распри крестоносцев. 2 сентября 1192 года он подписал мирное соглашение с крестоносцами сроком на три года и восемь месяцев. Тем самым Саладин обезопасил внутренние территории Сирии и Палестины, включая Иерусалим, оставив крестоносцам узкую прибрежную полоску земли от Тира до Яффы. Результаты соглашения не удовлетворяли ни одну из сторон, но крестоносцы и мусульмане были рады его заключению, поскольку очень устали от войны.

Ричард I после этого отправился на родину, предварительно побывав в Иерусалиме: Саладин любезно предоставил ему возможность поклониться христианским святыням.

Смертельная лихорадка

Подписав мирный договор, Саладин решил совершить паломничество в Мекку. Ему к тому времени исполнилось 54 года. Однако сделать это ему так и не довелось. Сначала необходимо было привести измученную войной страну в порядок. В начале ноября Саладин вернулся в Дамаск после трех с половиной лет отсутствия.

Многолетняя напряженная деятельность подорвала его здоровье: зимой он ощутил общий упадок сил и нуждался в отдыхе. 20 февраля 1193 года возвращавшаяся из Мекки группа паломников посетила Дамаск. Саладин, ослабевший до такой степени, что даже не мог уже принимать пищу, нашел в себе силы, чтобы приветствовать эту группу пилигримов.

На следующий день у него началась горячка, и он уже не мог встать со своей постели. Усилия врачей оказались бесполезными, и 4 марта Саладин, «защитник веры», скончался, слушая строки из Корана. Его смерть повергла в траур жителей всего Египта и Сирии и одновременно наполнила их сердца страхом. Кто теперь сможет возглавить войну против «неверных»? Никто не мог дать ответа на этот вопрос.

Саладин вернул мусульманам Иерусалим после 88-летней оккупации его крестоносцами. Ради достижения этой заветной цели тысячи мусульманских воинов отдали свои жизни. Среди них были арабы, турки, курды. При этом все они рассчитывали на богатую добычу и не понимали своего предводителя, часто оказывавшего милость врагам.

Интернациональная армия султана

Армия Саладина состояла из воинов разных национальностей, включая курдов, турок, арабов, армян, греков и грузин. Ядро армии составляли курды и турки. Племена курдов населяли горные районы Курдистана, расположенного вдоль границ современных Ирана, Ирака и Турции. Курды были искусными воинами, в совершенстве владевшими пиками и мечами. Недолгое время, во второй половине X—XI веках, существовало независимое курдское государство.

В 1085 году Мосул, столица курдской державы Марванидов, был захвачен турками-сельджуками, и с той поры курды начали служить разным правителям. После того как государство сельджуков раздробилось на части, многие курды оказались на службе не только у сельджуков, но и других государей Среднего и Ближнего Востока.

Курдской по происхождению была династия Зангидов.  Курдом-мусульманином был и отец Саладина.

Турки играли видную роль в армии Саладина потому, что именно этот народ занимал господствующее положение в державе сельджуков и сохранил его и после прихода к власти «иностранной» для них курдской династии. Выдвинулась же она благодаря тому, что в державе сельджуков курд Имададдин Занги, отец Нураддина, получил титул атабека, то есть «воспитателя наследного принца».

Турецкие воины считались элитой военной организации Саладина.

Среди них выделялись мамлюки — искусные воины, рабы по происхождению. Они были прекрасными лучниками и точно стреляли даже на полном скаку. Мамлюки умели выпустить по пять стрел в течение 2,5 секунд при том, что менее искусные воины были способны за то же время выпустить по одной или по две стрелы. Выпущенная с близкого расстояния стрела пробивала любые латы. Скорострельность длинных луков, которыми пользовались крестоносцы, достигала всего 12 выстрелов в минуту.

Таким образом, лучники Саладина намного превосходили своих соперников-христиан. Однако во время Первого крестового похода мусульмане были плохо подготовлены тактически и не могли в полной мере проявить свое искусство.

Священная война

Большинство воинов армии Саладина — курды, турки, арабы — в силу своей национальной принадлежности являлись мусульманами. Они рассматривали войну против иноверцев как джихад, то есть священную войну во имя Аллаха.

Считалось, что погибший во время джихада человек сразу возносится на небеса как мученик. Вот почему на призыв Саладина отвоевать Иерусалим у христиан отозвались не только профессиональные воины, но и обычные мусульмане. Арабские кочевники-бедуины составляли легковооруженную кавалерию, задача которых состояла в проведении набегов и разведывательных действиях в тылах вражеских войск. Кроме того, в войско Саладина входили и воины-немусульмане.

Так, армяне, будучи христианами, являлись просто наемниками.

Многие греки, захваченные в плен во время войн с Византией и содержавшиеся в тюрьмах, привлекались в армию Саладина насильно.

Образец рыцарства

Саладин, внешне невзрачный, невысокий и худой человек, считается образцовым монархом. Лишенный высокомерия, он позволял простолюдинам общаться с собой как с равным. Султан обладал открытой улыбкой и легко умел расположить людей к себе. Благотворительности он уделял большое внимание, хотя далеко не всем царедворцам это нравилось.

Однако Саладин вовсе не был человеком доверчивым или наивным. Султан показал себя опытным политиком, умевшим проявить жесткость и даже жестокость, но — в отличие от многих своих современников — он понимал, что одним только устрашением многого не добьешься. Это помогало ему удерживать власть над весьма разношерстными в этническом, политическом и религиозном отношении странами и при этом оставить память о себе как царе-рыцаре, щедром, добром и благородном. Хорошо известны примеры милосердия, которое Саладин проявлял по отношению к немусульманам.

Так, когда он вступил во врата только что взятой им Акры, одна местная христианка бросилась к нему в ноги и пожаловалась на мусульманских воинов, отнявших у нее сына.

Саладин заявил, что не двинется с места до тех пор, пока этой женщине не отдадут ее ребенка. И действительно, вскоре мальчика нашли и на глазах султана вернули матери. Саладин был принципиальным человеком и не позволял себе ни малейших отступлений от норм Корана. Он без нужды не казнил пленников, даже если они были жестокими рыцарями из армии крестоносцев. Расправа над Рено де Шатийоном являлась в этом отношении исключением.

Саладин запретил кровную месть, а когда освобождал мирных жителей захваченных городов, то следил за тем, чтобы их охраняли от разбойников и воров. В арабском обществе существовал обычай отпускать плененных врагов за выкуп или даже бесплатно. Саладин строго следовал этому правилу. Однако некоторые его сподвижники сомневались в том, что этот обычай следует применять по отношению к «неверным», которые после освобождения могли вновь вернуться в строй и воевать против мусульманской армии.

Во время Первого крестового похода крестоносцы вырезали жителей захваченного ими Иерусалима. Память об этом трагическом событии глубоко проникла в сердца мусульман. Тем не менее Саладин, захватив Иерусалим, не тронул его жителей — включая воинов — и потребовал за выкуп пленных символическую плату.

Султан говорил: «Я воюю не ради денег».

Однако, принимая во внимание понесенные мусульманами потери, он был вправе потребовать более значительный выкуп.

Вероятно, существенной тактической ошибкой Саладина стало его решение двигаться на Иерусалим вместо того, чтобы сразу захватить все крупнейшие морские порты — прежде всего, город Тир. Если бы мусульмане захватили эту крепость, то крестоносцы не смогли бы получать через этот порт подкрепления из-за моря.

Во всяком случае, участникам Третьего крестового похода при таком развитии событий намного труднее было бы закрепиться в Палестине. Иерусалим, расположенный в сердце страны и переполненный беженцами, вряд ли выдержал бы долгую осаду: голод заставил бы христиан капитулировать. При жизни с именем Саладина не связывали выдающихся военных успехов за исключением завоевания Иерусалима.

Однако именно благодаря хорошо продуманным действиям Саладина крестоносцы потеряли свое преимущество, а затем и контроль над Святой землей. Так была перевернута еще одна страница в истории мусульманства. Саладин вел ислам к эпохе славы, и потому его имя осталось жить в сердцах многих поколений мусульман.

Саладин, в силу ряда случайностей поднявшийся к вершинам власти, является, пожалуй, самым знаменитым на Востоке полководцем Средневековья. Отвоевав у западноевропейских крестоносцев Святую землю, он стал героем исламского мира. В XIX—XX веках Саладин превратился в один из символов борьбы с европейскими колонизаторами.

Войны на Святой земле между крестоносцами и мусульманами завершились примерно через сто лет после смерти Саладина. Однако противостояние Востока и Запада не исчезло, а в новейшую эпоху лишь обострилось.

Заключенный между Саладином и Ричардом I мирный договор действовал три года и восемь месяцев. Когда этот срок истек, крестоносцы начали новое наступление на мусульман. Борьба за Святую землю казалась нескончаемой. Внутренние конфликты мусульманских правителей создавали предпосылки для продолжения Крестовых походов.

В 1229 году Фридрих II, император Священной Римской империи, вступил в переговоры с египетским султаном аль-Камилем, соперничавшим с владетелем Дамаска. Стороны пришли к соглашению о возвращении Святой земли крестоносцам на десятилетний срок. Впервые Иерусалим переходил от мусульман к крестоносцам без кровопролития.

По этому договору Фридрих II разрешал мусульманам свободно посещать Святую землю, что отличалось от условий, достигнутых в ходе Первого крестового похода. Однако оккупация Святой земли иноверцами вызывала недовольство в мусульманском мире. Во многих местах еще до окончания действия мирного договора вспыхивали конфликты. После прекращения срока действия договора ас-Салих из династии Айюбидов силой восстановил власть мусульман над Святой землей.

Вместе с тем ситуация в Египте была нестабильной из-за брожения в среде мамлюков — воинов-рабов, составлявших местную гвардию.

В 1250 году они совершили переворот, взяв власть в свои руки. У мамлюков, свергнувших потомков Саладина, вскоре появился смертельно опасный враг — созданная монголами держава Чагатай. Монголы, захватив Ирак, предприняли попытку вторгнуться в Сирию и Египет. Для этого они заручились поддержкой французского короля Людовика IX, возглавившего Седьмой крестовый поход.

В 1260 году мамлюки сумели нанести жестокое поражение монголам, заставив их отказаться от наступления в западном направлении. В 1291 году, спустя почти 100 лет после смерти Саладина, пали последние оплоты крестоносцев в Палестине.

Этим и закончилась 200-летняя история войн между христианами и мусульманами за Святую землю.

Европейцам Крестовые походы принесли множество человеческих жертв. Но они дали и мощный толчок развитию западной культуры. С помощью арабов Запад во многом познакомился как с античным наследием, так и с достижениями передовой по тем временам восточной цивилизации. При этом для мусульман постоянные нападения со стороны крестоносцев были только бедствием. Последователи ислама овладели все же Святой землей, но плата за это оказалась непомерной.

Краткая хронология:

  • 1095 Папа Урбан II призывает начать Первый крестовый поход.
  • 1099 Крестоносцы захватывают Иерусалим.
  • 1138 Рождение Саладина в городе Тикрите. Его отец Айюб и дядя Ширкух начинают службу при дворе султана Занги.
  • 1139 Айюб с семьей переезжает в город Баальбек.
  • 1149 Второй крестовый поход завершается для крестоносцев провалом.
  • 1152 Саладин начинает службу у султана Нураддина.
  • 1163 Первый поход Ширкуха и Саладина в Египет.
  • 1167 Второй поход в Египет.
  • 1168 Третий поход в Египет. Саладин занимает пост египетского визиря.
  • 1171 адение халифата Фатимидов. Саладин становится египетским султаном.
  • 1174 Смерть султана Нураддина. Саладин объединяет под своей властью Египет и Сирию.
  • 1177 Саладин терпит поражение от иерусалимского короля Болдуина IV.
  • 1181 Смерть ас-Салиха, сына Нураддина.
  • 1183 Саладин вступает в город Алеппо.
  • 1185 Смерть иерусалимского короля Болдуина IV.
  • 1186 Саладин подчиняет себе Северный Ирак (Джазиру).
  • 1187 Победа Саладина в битве при Хаттине. Захват Иерусалима.
  • 1189 Начало Третьего крестового похода.
  • 1191 Крестоносцы захватывают Акру.
  • 1192 Саладин заключает мирный договор с королем Ричардом I Львиное Сердце.
  • 1193 Смерть Саладина в Дамаске.
  • 1250 Падение династии Айюбидов в Египте.
  • 1291 Падение последних городов-государств, управляемых крестоносцами в Палестине и Сирии.

Огонь войны не угасает

По окончании Крестовых походов город Иерусалим долгое время не привлекал к себе особого внимания. ВXVI веке Османская империя разгромила державу мамлюков и завладела Иерусалимом. В ту эпоху священный для представителей многих религий город принимал паломников со всех концов света. В конце XIX века среди европейских евреев возникло сионистское движение, ставившее своей целью создание в Палестине еврейского государства.

По мере того как это движение набирало силу, росло и число евреев-переселенцев. По окончании Первой мировой войны мандат (право управления) на Палестину получила Великобритания. Она, стремясь заручиться поддержкой как арабов, так и евреев, предложила половинчатое решение палестинского вопроса.

Это ввергло Палестину и ее население в череду смут и волнений.

Во второй половине XX века во всем мире росли националистические настроения.

Пока арабы и евреи воевали за палестинские земли, курды в 1946 году основали автономную республику Мехабад.

Впервые после XI века у курдов, прямых потомков Саладина, появилось собственное государственное образование, просуществовавшее, правда, всего один год и ликвидированное иранской армией.

После этого курды начали вести борьбу в рамках отдельных государств — Ирана, Ирака и Турции, — пытаясь сохранить собственную культуру и национальную самобытность.

Всего их, по примерным оценкам, насчитывается до 60 миллионов человек, одна половина из которых проживает в трех вышеназванных странах, а другая — рассеяна по всему свету. Палестина по-прежнему остается в центре межнациональных конфликтов.

Продолжаются нескончаемые военные столкновения между Израилем и ООП (Организацией освобождения Палестины), так что предоставление арабам автономии в рамках Израильского государства не решило палестинскую проблему. Израиль активно поддерживают США и ряд европейских государств, в которых имеется большая и весьма богатая еврейская диаспора. Поэтому арабоизраильский конфликт часто рассматривают как противостояние между мусульманами и христианами.

Со времен Саладина прошло более 800 лет, но ситуация вокруг Святой земли не становится спокойнее...

 

 

Sinus, Интересное, История    
Администратор 18 мая 2020, 15:27 Интересное 545

page.maple4.ru


Похожие публикации


Падение Франции в 1940 году

Падение Франции — успешная военная операция Германии в Западной Европе с мая по июнь 1940 года, приведшая к разгрому французских, бельгийских и нидерландских вооружённых сил, а также эвакуацию Британских…    Открыть
Рабство в США

Рабство в США — система рабовладения и использования труда рабов, существовавшая в британских американских колониях и США в 1619—1865 годах.     Открыть
Пирамиды

архитектурные памятники    Открыть
Цивилизации североамериканских индейцев

Как были устроены города североамериканских земледельцев? Почему так мало известно об индейских цивилизациях, существовавших до прихода европейцев? История народов американского континента до их встречи…    Открыть
Что я знаю - изменения климата

Все, что нужно знать глобальном потеплении, климате Арктики и погодных аномалиях.      Открыть

Все отборные




Рейтинг@Mail.ru