Византийский император Алексей I Комнин

  • Византийский император Алексей I Комнин
Будучи племянником императора Исаака I Комнина, Алексей (1056-1118) смог захватить престол Византии, и с тех пор династия Комнинов занимала императорский трон более ста лет. Получив власть над ослабевшим государством, границы которого подвергались нападениям норманнов и сельджуков, Алексей смог устранить внешнюю угрозу.  

При его правлении были осуществлены масштабные реформы, благодаря которым началось Комниновское возрождение Византийской империи, ознаменованное ростом её военной и экономической мощи. В то же время во дни правления Алексея I наметились и негативные тенденции: усилилась роль итальянских торговых республик в экономической жизни империи, началось развитие феодальных отношений, а упадок мелких военных держаний никем не останавливался.

Род Комнинов происходил из фракийского городка Комны. Хотя один из его представителей - Исаак I - уже занимал престол ромейской державы, основателен династии Комнинов стал его племянник Алексей.

Алексей Комнин, как и все правившие императоры этой семьи, был человеком незаурядным. Способный военачальник, он выдвинулся при Михаиле VII. Никифор III Вотаниат также счел нужным воспользоваться его услугами, поручив борьбу с мятежниками во Фракии и Иллирии. Постепенно Алексей и его родня, особенно старший брат Исаак и мать Анна Далассина, стали тяготиться правлением неспособного Вотаниата.

Когда же последний объявил о своем решении назначить наследником власти племянника Синадина, а не Алексея, чего тот заслуживал и, вероятно, ожидал, Комнины начали готовить мятеж, опираясь на войска и многочисленных влиятельных при дворе родственников. Зимой 1081 г. Алексей отказался возглавить борьбу с взбунтовавшимся Никифором Мелиссином, своим зятем.

Шаг этот навлек на Алексея серьезные подозрения василевса, но Никифор III все-таки приказал ему выступить против союзных Мелиссину турок, занявших Кизик. Армия Комнина собиралась к походу у стен Константинополя. Наконец, Вотаниат выказал удивление по поводу ее многочисленности (он приказал севасту взять лишь несколько отрядов). Алексей, смеясь, ответил царю, что с высоты башен войско у крепости всегда кажется больше, чем на самом деле.

Понимая, что императорского доверия он уже лишен, в начале февраля Алексей обошел дома своих константинопольских сторонников (прежде всего среди военной аристократии), договариваясь о содействии, и в ночь на 8 февраля 1081 г. бежал с братом Исааком во Фракию, во избежание погони подрубив ноги скакунам императорской конюшни.

Обосновавшись во фракийском городе Цуруле, братья принялись стягивать войска и призывать к мятежу вельмож. Одним из первых приглашение поучаствовать получил кесарь Иоанн Дука: «Мы приготовили очень хорошее кушанье с приправой, если хочешь разделить с нами угощение, приходи как можно скорее принять участие в пире». Еще в Цуруле братья поделили власть. Хотя Исаак был старше, Алексея отличала куда большая популярность среди воинов, он и возглавил бунт. Исаак впоследствии получил высший после императорского титул севастократора, специально для него изобретенный.

Алексей I Комнин

Правление

Свергнув после недолгой борьбы Вотаниата и короновавшись (4 апреля 1081), Алексей I Комнин получил жуткое наследство. Расстроено было все - армия, промышленность, финансы, управление. Турки, призванные Мелиссином, отняли почти всю Малую Азию с городами Бру-сой и Никеей и вышли к Пропонтиде. На севере империи грозили печенежские орды, а в Италии уже поднимал паруса флот Роберта Гвискара, нацеленный на Далмацию. «Ко всему прочему, - писал немецкий историк XIX в. Герцберг, - под впечатлением событий, имевших место после брака Зои с Романом III, среди знати склонность захватывать корону превратилась в настоящую эпидемию».

Почти сразу по воцарении Комнин постарался обеспечить перемирие в Азии: василевс лично встретился с румским султаном Сулейманом I на р. Дракон у Еленополя (Херсек). По договору с сельджуками, подписанному в апреле – мае или 17 июня 1081 г., Никомедия (Измит) и восточное побережье Мраморного моря вплоть до р. Дракон возвращались Византии, но Никея (Изник) оставалась столицей султаната. 

С Никифором Мелиссином новый автократор разобрался по-родственному, и тот сложил оружие, в обмен получив не пол-Византии, как ранее предлагал Комнину, а титул кесаря и Фессалонику в удел. Настало время разобраться с норманнами. Алексей I заключил мир с сельджуками, союзы с Венецией и германским королем Генрихом IV. Обеспечив себе таким образом дипломатическое прикрытие, василевс повел армию ромеев в Далмацию, где высадилось и осадило Диррахий тридцатитысячное войско грозного Роберта Гвискара. Местные славяне с удовольствием помогали норманнам, мечтая об освобождении от власти ненасытных византийских чиновников.

Для борьбы с норманнами, осадившими Диррахий (Дуррес), Алексей I привлек Венецию. Стремившаяся увеличить влияние на Адриатическом море, она сохраняла не только формальную политическую связь с Византией: еще в 1075 г. дож Доменико Сельво женился на сестре Михаила VII Дуки Феодоре. Благодаря альянсу с Константинополем в мае 1082 г. Венеция удостоилась чрезвычайных купеческих привилегий на территории империи, что заложило фундамент экономического процветания республики св. Марка на несколько столетий.

18 октября 1081 г. Алексей Комнин вступил в бой с силами Роберта. Не выдержав атаки тяжелой варяжской (точнее, варяго-русско-англосакской) пехоты Комнина, норманны бросились наутек, и чудом храброй Гаите, наложнице Гвискара, удалось остановить бегущих воинов и снова двинуть их в бой. Утомленные преследованием варяги были смяты и перебиты, а панцирная кавалерия Гвискара (1300 итало-норманнских рыцарей) опрокинула уступавших ей по боевым качествам греческих катафрактов.

Похожее по теме... История ВизантииОб истории Византийской империи.

Зетский князь, союзник византийцев, предал их и не вступил в сражение. Разгром был полный, ромеи отступили, Диррахий пал. В этом сражении Алексей продемонстрировал свою исключительную храбрость, за которую его так любили воины. «Лучше умереть в мужественном бою, - по словам его дочери, любил повторять Алексей, - чем спасти жизнь ценой позора!».

Норманны, постепенно двигаясь на восток, разграбили Эпир, Македонию и Фессалию. Однако здесь их успехи закончились. Хотя Византия и была в этот момент слаба, у руля власти стоял государь талантливый и упорный, который в кратчайший срок сумел организовать отпор, выстоять и победить. Зимой 1082 г. он пошел на крайнюю меру - конфисковал часть церковных сокровищ для платы наемникам, а в мае привлек на свою сторону венецианцев, дав им обширные торговые привилегии.

Против тяжелой рыцарской конницы Алексей научил войска действовать хитростью - разбрасывать перед конями стальные шипы, защищаться повозками, и организовал отряды стрелков, вооруженных мощными дальнобойными луками. Кроме того, Алексей, будучи незаурядным дипломатом, с охотой поощрял политических противников Роберта в Италии и нанимал турецкие воинские контингенты. Флот венецианского дожа Доменико Сельво наносил норманнам поражение за поражением.

Тем временем Роберт Гвискар прочно увяз в Италии, сначала выручая папу Григория VI, а затем подавляя мятежи в собственных владениях. Его сыну Боэмунду Алексей нанес поражение в Фессалии, при Лариссе (ок.1082). Лишь через два года Роберт вернулся в Далмацию и возглавил флот. Смешанная греко-венецианская эскадра была разбита, но в июле 1085 г. Гвискар умер, а спустя недолгое время василевс выбил норманнов с Балкан.

С начала 1080-х гг. ключевой проблемой в Азии являлась нейтрализация эмира Чака Бея (Чахи), выходца из одного из огузских племен. Плененный ромеями, он нанялся на службу к Никифору III, а вслед за переворотом 1081 г. был отстранен от двора, но утвердился как независимый правитель в Смирне (Измире) и прилегающих землях на побережье и островах Эгейского моря. Построив флот, Чака Бей воевал с Византией на протяжении более 10 лет и даже провозгласил себя императором.

Подчинив Лесбос (1089 г.) и Хиос (1090 г.), Чаха в 1090 г. в районе о. Хиос рассеял ромейскую эскадру Никиты Кастамонита. В 1091 г. Чака Бей покорил острова Самос и Родос, но потерпел поражение в Мраморном море от Константина Далассина. Последняя неудача не ослабила Чаху: он продолжил тревожить византийцев и вступил в переговоры с печенегами о совместном походе на Константинополь.

Однако положение в Европе не доставляло императору радости, так как набеги кочевников на Фракию становились с каждым разом все более опустошительными. В 1086 г., отражая один из таких набегов, погиб любимец императора, великий доместик Григорий Бакуриани. Годом позже восьмидесятитысячная орда перешла Дунай по льду, император отбросил их назад, но ненадолго.

Осенью 1088 г. Алексей возглавил поход против печенегов к захваченной ими Дристре (Доростолу). Отступая после неудачной осады крепости, на марше во фракийских горах византийская армия была рассеяна превосходящими силами печенегов. Сам Алексей, несмотря на в очередной раз проявленную исключительную доблесть и мужество, вынужден был спасаться бегством до крепости Голоя, по поводу чего в столице злые шутники сложили песенку: «От Дристры до Голои хороша станция, Комнин!» 

В 1086 г., а затем весной 1087 г. на Балканы из Северного Причерноморья пришли печенеги, с которыми объединились еретики-богомилы, жившие в районе Филиппополя (Пловдив). Осенью 1088 г. Алексей I атаковал печенегов, но не смог взять захваченный ими Доростол (Силистрию) на Дунае, а при отступлении попал в окружение и был вынужден подписать перемирие с уплатой выкупа. В 1088-90 гг. печенеги расселились на Нижнедунайской равнине, а в 1090 г. их орда вторглась во Фракию.

В начале 1091 г. кочевники, приблизившись к Константинополю, пошли на контакт с Чака Беем по вопросу о координации действий. Всерьез опасаясь удара по столице с двух сторон, Комнин решил разбить соперников поодиночке и вышел навстречу печенегам. Царь принял шефство над армией и блокировался с другими кочевниками – половецкими ханами Тугорканом и Боняком.

К началу 1090-х гг. положение у стен Константинополя сложилось отчаянное. Слабо подчинявшийся иконийскому султану эмир Смирны, Чаха, пират, разбив ромейский флот, захватил Клазомены, Фокею и угрожал столице империи. Печенеги вышли к Босфору и начали переговоры с турками о совместном нападении на Византию.

А было ли письмо?

Император обратился с письмом (ВНИМАНИЕ! многие считают это письмо ФАЛЬШИВКОЙ!) к западным государствам, умоляя спасти древний форпост христианства на Востоке:

«Святейшая империя христиан греческих сильно утесняется печенегами и турками: они грабят ее ежедневно и отнимают ее области. Убийства и поругания христиан, ужасы, которые при этом свершаются, неисчислимы и так страшны для слуха, что способны возмутить самый воздух. Турки подвергают обрезанию детей и юношей христианских, насилуют жен и дев христианских на глазах у их матерей, которых они при этом заставляют петь гнусные и азвратные песни. Над отроками и юношами, над рабами и благородными, над клириками и монахами, над самими епископами они совершают мерзкие гнусности содомского греха....

... Итак, спешите со всем вашим народом, напрягите все усилия, чтобы такие сокровища не достались в руки турок и печенегов. Ибо кроме того бесконечного числа, которое находится в пределах империи, ожидается ежедневно прибытие новой шестидесятитысячной толпы. Мы не можем положиться на те войска, которые у нас остаются, так как и они могут быть соблазнены надеждой общего расхищения. Итак, действуйте, пока имеете время, дабы христианское царство и, что еще важнее, - Гроб Господень не были для вас потеряны, дабы вы могли получить не осуждение, но вечную награду на небеси».

Много позже, после разгрома Византии в 1204 г., историки упрекали Алексея, что именно с его выраженной в письме идеи началось крестоносное движение, что именно он раздразнил западных варваров богатствами столицы. Но не вина первого Комнина в том, что его потомки не сумели обезопасить себя от Запада, и хулители Алексея забывали об огромных территориальных приобретениях, точнее, возвратах земель на Востоке, сделанных исключительно благодаря помощи крестоносцев.

Говоря по правде, обещания Алексея действительно были заманчивы, но после того, как папство не помогло сразу, и Византия своими силами разбила печенегов, многие из них потеряли смысл, и как раз первые крестоносцы это отчетливо понимали, соглашаясь на вассальную присягу автократору ромеев, а не требуя обратного.

Похожее по теме... История Византийской империиВизантийская империя, Византия, Восточная Римская империя (395 — 1453) — государство, сформировавшееся в 395 году вследствие окончательного раздела Римской импери

Чтобы справиться с кочевниками, император обратился к вернейшему средству - золоту. Константинопольским дипломатам удалось купить мир с Чахой и отколоть от печенежской орды их союзников половцев (куман). Зимой 1091 г. печенеги были разбиты Комнином, столица отпраздновала триумф, но весной враги снова перешли Дунай. 29 апреля на фракийской равнине византийско-половецкая армия, усиленная пятью сотнями наемных рыцарей из Фландрии, нанесла им тяжелое поражение, десятки тысяч печенегов сдались в плен. Опасаясь, что уставшие солдаты не смогут стеречь такую массу, ромеи ночью перерезали их всех. Такое вероломство ужаснуло половцев, и те стремглав бежали, даже не взяв причитающейся им платы.

Расправившись с печенегами, Византия медленно стала переходить от обороны к наступлению на своих восточных границах. Так как ромейское войско было слабым - катафракты малочисленны, наемники ненадежны, а стратиотского ополчения уже практически не существовало, Алексей, избегая крупных сражений, атаковал турок стремительными рейдами небольших, но мобильных отрядов. Крепости и верфи мусульман византийцы разрушали и жгли или занимали завоеванные укрепления своими контингентами. Султанат к концу XI в. ослаб, распался на несколько фактически независимых эмиратов, а потому в дело часто шел и подкуп. Наиболее опасный враг, Чаха, был разбит старым кесарем Иоанном Дукой. Граница империи медленно, но неуклонно продвигалась вперед. И только тут словно очнулось западное рыцарство: начало первых военных успехов Алексея Комнина совпадает по времени с рождением I крестового похода.

Не меньше, чем внешние враги, Алексею I угрожали распри различных придворных клик: царь столкнулся с весьма мощной оппозицией, в любой момент готовой оспорить его (пожалуй, неубедительные) права на престол. В первой половине 1090-х гг. удалось раскрыть ряд заговоров, в которые оказались вовлечены как высшее офицерство, так и родственники василевса.

Одну из интриг сплел его племянник, стратиг Диррахия Иоанн Комнин, сын севастократора Исаака, в другой были замешаны Никифор Диоген, сын Романа IV Диогена, и Михаил Таронит, зять Алексея I, муж его старшей сестры Марии. Наибольшую опасность за все правление Комнина представляла попытка переворота, намеченного Никифором Диогеном. Порфирородный Никифор до начала 1090-х гг. занимал должность дуки Крита и пользовался популярностью в солдатской среде.

Поощряемый группой из военной и гражданской аристократии, Никифор Диоген задумал свергнуть Алексея I, но в июне 1094 г. был разоблачен и с сообщниками ослеплен. Легкость в нейтрализации заговорщиков никого не вводила в заблуждение: Комнины не до конца укрепились, а претензии Никифора на трон были не лишены оснований.

Тем не менее, несмотря на внутренние противоречия, положение комниновской семьи в целом оставалось прочным, в чем принципиальную роль сыграла мать василевса Анна Далассина, в 1080-90-х гг. имевшая громадный политический вес. По восшествии на престол Алексей I присвоил матери титул деспины, которым обычно награждались императорские жены: будучи монахиней, Анна не могла получить более почетный титул августы, а во время частых отлучек Алексея и его братьев, Анна Далассина исполняла обязанности регента.  

К середине 1090-х гг. ситуация в Византии и вокруг нее стабилизировалась, но тюркская экспансия в Малой Азии не давала империи наладить эффективную оборону, что заставляло Алексея I искать партнеров вдали от ромейских рубежей. Еще 1088 г. в Константинополь прибыли 500 рыцарей из Фландрии, которым позднее довелось драться в составе императорской армии в битве при Марице в 1091 г.

В октябре 1095 г. в далеком от Константинополя Клермоне, столице французской Оверни, на синоде Западной церкви папа Урбан II призвал христиан, способных носить оружие, к великому походу на Восток (позже получившему название крестового) отобрать у «неверных» мусульман Иерусалим и Гроб Господень. Летом следующего года в Константинополь прибыли первые отряды крестоносцев-крестьян, решивших не дожидаться войска феодалов. Неграмотные в своем большинстве, темные и обездоленные люди покидали скудную Западную Европу, чтобы обрести на далеком Востоке обещанное папой отпущение грехов, а если повезет - и стяжать себе богатство.

Водительствовал этими оборванными, голодными и кое-как вооруженными массами монах Петр Амьенский (Пустынник).

Войско Петра принялось за бесчинства еще на пути к Константинополю, достигнув же столицы ромеев, оно пустилось во все тяжкие. По словам западного хрониста, «сами христиане вели себя худо, ибо разрушали и поджигали дворцы в предместьях, растаскивали свинец, которым были покрыты церкви, и продавали его грекам. Вследствие этого император разгневался и велел перевезти их через пролив. После переправы они не переставали совершать всевозможные дурные дела, поджигая и опустошая церкви» (Аноним, «Деяния франков и других иерусалимцев». Эта нестройная толпа была рассеяна турками у Никеи, на поле боя осталось лежать неубранными двадцать пять тысяч трупов.

Похожее по теме... Крестовые походыКрестовые походы – вооруженное движение народов христианского Запада на мусульманский Восток, выразившееся в целом ряде походов в продолжение двух столетий (с ко

В конце 1096 г. в Константинополь начали прибывать первые отряды рыцарей. Отношения между крестоносцами и византийскими властями сложились непростые. Перед Алексеем стояли три задачи: не допустить скопления буйного западного рыцарства в столице, предотвратить грабежи и заставить крестоносцев пообещать принести ленную присягу императору на все бывшие владения Византии, которые они отвоюют у мусульман. Конфликты следовали за конфликтами, западные дворяне вели себя не лучше крестьян Петра Пустынника.

Византийское общество, стоявшее тогда на более высокой ступени цивилизации, с ужасом наблюдало варварские нравы невежественных и грубых баронов. Рыцари издевались над православной церковью и строгим церемониалом двора, обычаями греков. Негативное впечатление производило и закованное в латы католическое духовенство. Анна Комнина писала: «Мы пользуемся канонами, законами и евангельской догмой: «не прикасайся, не дотрагивайся и не кричи, ибо ты - священнослужитель». Но варвар-латинянин совершает службу, держа щит в левой руке и потрясая копьем в правой, он причащает телу и крови Господней, взирая на убийство».

Алексей с честью вышел из этого испытания. Проявив свойственную ему хитрость и выдержку, а при необходимости и суровость, он переправил на анатолийский берег крестоносное войско, заручившись присягой почти всех его вождей - Готфрида Бульонского, Роберта Фландрского, даже Боэмунда Тарентского (сына Роберта Гвискара). Только жадный граф Тулузский Раймунд не поддался на уговоры василевса. Греки выделили для участия в походе крупный отряд.

Весной 1097 г. крестоносно-византийское войско овладело Никеей. Так как император не позволил победителям разграбить город, дальнейшие совместные действия стали весьма затруднительны, но все-таки успехи крестоносцев сильно облегчили Алексею операции в Малой Азии - захваты Лаодикии, Сард, Смирны, Эфеса, южного берега Черного моря и т. д. Летом 1097 г. в сражении под Дорилеей потерпело крушение военное могущество Кылич-Арслана I, a 15 июля 1099 г. пал Иерусалим.

Многочисленные княжества крестоносцев в Северной Сирии, положение которых в кольце владений ислама оставалось шатким, признали себя византийскими вассалами. Лишь давний враг империи Боэмунд, князь Антиохии, отказался. После пленения Боэмунда мусульманами и разгрома его армии под Харраном (1104)Комнин отнял у него киликийские города. Выйдя на свободу, норманн пылал жаждой мщения. В 1107 г. он, набрав огромное войско, высадился у Диррахия. Однако теперь Византия была гораздо крепче, нежели два десятилетия назад: Боэмунд был разбит, окружен и капитулировал. Заключенный в 1108 г. Девольский мирный договор признал Антиохию фьефом империи.

Глубокие внутренние преобразования Алексей Комнин начал сразу после прихода к власти, и быстрыми успехами конца XI - начала XII в. государство обязано только ему. При этом император опирался почти исключительно на своих родственников и людей низкого звания, облагодетельствованных им,-клиентов. По выражению его секретаря, хрониста Иоанна Зонары, василевс правил страной, как своим домом.

Именно с того времени Византия приобретает явные черты феодальной монархии и отбрасывает многое (хотя и не все) из наследия Римской империи и института фем. Старые титулы - новелисим, куропалат, патрикий, анфипат и т.д. или исчезают совсем, или теряют былую значимость, а новые - севаст, протосеваст - становятся прерогативой исключительно Комнинов или связанных с ними родственными узами семейств - Мелиссинов, Ангелов, Дук, Палеологов.

В руках этого «клана Комнинов» постепенно (до конца XII в.) оказывается армейское командование. Древние аристократические роды - Аргиры, Фоки - постепенно сходят со сцены, остальная знать могла рассчитывать лишь на второстепенные должности в армии или гражданскую карьеру. Вертикальная подвижность, отличавшая Империю ромеев от стран Запада, резко уменьшилась.

Сложная бюрократическая система управления была упрощена. Число ведомств государственного аппарата («секретов») сократилось, огромное количество чиновников вынуждено было найти себе другое занятие. Для общего руководства оставшимися секретами Комнин учредил должность великого логофета.

Алексей положил начало активному привлечению иноземцев на службу ромейской державе.

Алексей широко пользовался пронией - пожалованием на определенный срок какой-либо области своего домена в управление (с правом получения доходов с этой области) при условии непременной службы прониара императору. За счет прониаров, таким образом, усиливалась прежде всего армия, ставшая подобной рыцарскому ополчению Западной Европы.

С конца XI в. Византия начинает переживать подъем. Отстроены были города, захиревшие во времена смут, возродились торговля и ремесла. Изменения затронули и социальный состав населения страны: со времени Алексея и его сына Иоанна II навсегда ушел в прошлое такой анахронизм, как рабы.

Церковная политика Алексея отличалась предельной жесткостью. Патриархов и епископов, противившихся указаниям василевса, он смещал безжалостно. При этом сам император отличался искренним благочестием, проявлял интерес к богословию и часто вмешивался в религиозно-философские споры. По его инициативе церковный собор осудил как еретика философа Иоанна Итала (1082). Немало сделал Комнин и для разгрома влиятельного течения богомилов, не столько, впрочем, религиозного, сколько политического.

Богомильство распространялось в Болгарии, много взяв от учения павликиан, так что даже византийские хронисты нередко их отождествляли. В 1082 г. отряды богомилов отказались сражаться за империю против норманнов. Алексей хитростью заманил вождей богомилов во фракийскую крепость Мосинополь, где приказал их разоружить, а затем бросить в тюрьму и конфисковать имущество их семей. В ответ вспыхнул мятеж, богомилы в союзе с печенегами громили фракийские города, и автократору стоило большого труда навести там порядок.

Не полагаясь только на силу меча, Алексей принялся за оппозиционеров иным способом. Монах Евфимий Зиговин написал против богомилов трактат, а сам Комнин путем ловкой интриги сумел уличить в еретических высказываниях их «патриарха», некоего старца Василия, который по постановлению суда был сожжен.

Восстания богомилов не были исключением. Рост налогового прессинга, порча монеты, усилившееся влияние иноземцев, случавшиеся военные неудачи-все это давало пишу самым разнообразным мятежам. Интересной особенностью стало усиление тенденции возмутившихся архонтов к отделению от империи. Так, например, обособился город Трапе-зунд, в котором захватил власть динат Феодор Гавра.

Император увлекался не только богословскими диспутами; он с удовольствием читал и даже пробовал сочинять стихи, любил от души повеселиться. «В этом муже, - восхищалась отцом Анна Комнина, - сочетались красота, изящество, достоинство и непревзойденное величие. Если же он вступал в беседу, то казалось, что его устами говорит пламенный оратор Демосфен. Потоком доводов увлекал он слух и душу, был великолепен и необорим в речах, так же как и в бою, одинаково умел метать копье и очаровывать слушателей». При этом император «был человек как нельзя более скрытный».

Мужеством он отличался удивительным, и среди византийцев на эту тему ходили легенды. Когда в 1107 г. ромеи узнали о нашествии Боэмунда, все буквально оцепенели от страха и лишь один царь, по словам Анны, спокойно начал развязывать ремень башмака со словами: «Сейчас пойдем завтракать, а потом подумаем о Боэмунде».

В начале 1100-х гг. старый недоброжелатель ромеев Боэмунд Тарентский возобновил поединок с Византией, в который он ввязался четверть века назад с отцом Робертом Гвискаром. 9 октября 1107 г. Боэмунд отплыл из Бриндизи в Авлону (Валону, ныне Влера) и вскоре обложил Диррахий. Алексей Комнин не был застигнут врасплох, и вместе венецианским флотом запер осаждавших с суши и моря.

В конечном итоге истощенные норманны капитулировали: в сентябре 1108 г. Боэмунд явился в византийский лагерь в Деволе в Западной Македонии и, как князь Антиохийский, принес вассальную присягу Алексею I и его сыну и преемнику Иоанну II. В ответ василевс пожаловал Боэмунду титулы севаста и дуки Антиохии и сверх того права на принадлежавший мусульманам Алеппо (Халеб).

В конце жизни Алексей сильно мучился ревматизмом, с трудом вставал с ложа, и при дворе иконийского султана в театре ставили пьесы, где разыгрывали сценки о том, как неуклюже передвигается «картавый». Однако в 1116 г. Комнин возглавил поход против сельджуков и, не сходя из-за своей болезни с носилок, наголову разгромил насмехавшегося над ним султана Меликшаха.

До последних лет жизни Алексей I не выпускал из рук государственного управления и командования армией: пренебрегая обострением подагры, василевс летом – осенью 1116 г. предводительствовал над войсками во Фригии и отразил очередную атаку сельджукского султана Малик-шаха II. В результате в 1117 г. в Акроине (Афьон-Карахисар) между ромеями и турками был заключен мирный договор, по которому сельджуки уступили Византии часть северного и южного побережья Малой Азии и все западное взморье от Пафлагонии до Памфилии.

Летом 1118 г. на торжестве в ипподроме Алексей I почувствовал себя плохо, его перенесли в Манганский дворец. У постели умирающего василевса разгорелась борьба за освобождавшийся престол. Его жена Ирина Дукена (дочь кесаря Иоанна) и дочь Анна стремились отдать власть мужу Анны, кесарю Никифору Вриеннию, в обход сына царя, Иоанна. Император повел себя уклончиво и скончался (15 августа), не завещав трон никому. Глядя на мужа, Ирина в сердцах воскликнула: «Ты и при жизни отличался всевозможным коварством, любя говорить не то, что думал, но и теперь, расставаясь с жизнью, не изменяешь тому, что любил прежде!»

 

Sinus, Интересное, История    
Администратор 12 декабря 2019, 00:23 Интересное 76

page.maple4.ru


Похожие публикации


Фрэнсис Дрейк - знаменитый корсар

Сэр Фрэнсис Дрейк (1540 - 1596) — английский мореплаватель, корсар, вице-адмирал. Первый англичанин, совершивший кругосветное плавание.     Открыть
Гугенотские войны

Религиозные или гугенотские войны - серия затяжных гражданских войн между католиками и протестантами (гугенотами), которые раздирали Францию при последних королях династии Валуа, с 1562 по 1598 годы.    Открыть
Европейские школы фехтования

Об особенностях европейских фехтовальных школ позднего Средневековья и раннего Нового времени.     Открыть
Шумерское болото

Шумерское болото    Открыть
Феминизм

Общепринятого определения понятия "феминизм" нет. В литературе содержится более 300 толкований этого термина!    Открыть

Все отборные


О чем этот сайт...

Об увлечениях. О политике. О чем угодно

Карта сайта





Рейтинг@Mail.ru